Вначале будет свет

Тренды
Москва, 05.04.2012
«Русский репортер» №13 (242)
Недавно в столице завершился первый этап программы по архитектурно-художественной подсветке города, результаты которого сказались на облике центра и больших проспектов, а также в новых возможностях эстетического освоения городского пространства. Вице-президент и глава сектора «Световые решения» в России и Центральной Азии компании Philips Питер ван Беркель рассказал «РР» о специфике московского проекта, ключевых трендах в организации социальной среды и о современных подходах к экономике и безопасности больших городов

Фото: архив пресс-службы

Расскажите, пожалуйста, о главных мировых трендах в городском освещении и о том, какие современные решения и идеи были использованы в Москве.

Большой вопрос. Давайте начнем с трендов — их довольно много. И часть из них связана с возникновением новых технологий, таких как светодиодные.

Первый тренд — энергоэффективность. Все больше и больше людей, особенно в Западной Европе, беспокоятся об экологии. В Америке население скорее обеспокоено ценой и затратами на энергию. Но в любом случае эффективность — мощный стимул. Каждое новое поколение ламп светит так же ярко при меньшем потреблении энергии. Но с приходом светодиодных технологий произошли и вовсе радикальные улучшения в этом направлении. Речь идет о 70%-ном сокращении потребления энергии, это очень много. Лампы накаливания много энергии теряли через тепло, новые лампы зря не греют. К тому же свет стал лучше. Конечно, энергоэффективность — это главный тренд не только в освещении, но и во многих других сферах. Но именно в освещении выгоды новых подходов легче всего продемонстрировать. Для того чтобы повысить энергетическую эффективность городского здания, нужна большая реконструкция и существенные инвестиции, а поменять лампы легко, и это сразу дает 70% экономии на освещении, что соответствует 20% экономии всего энергопотребления здания.

Если переходить конкретно к московскому проекту, то это прежде всего освещение фасадов зданий. Плюсы от хорошего уличного освещения превышают затраты. И сейчас возможно улучшить экономическую и эстетическую привлекательность города, не увеличивая при этом затраты на энергию, а существенно экономя на них.

Второй тренд — это динамическое освещение. В старом классическом подходе к городскому освещению у вас есть статичный набор яркости, цвета, направления подсветки. Новые технологии дают больше возможностей для управления изменением освещения. Вы можете заметить на ряде зданий, что подсветка меняет цвет и интенсивность, динамику. Это очень красиво и радует горожан, особенно в парках и публичных местах.

С динамическим освещением связаны вопросы управления и контроля освещения. И эти возможности тоже пришли во многом вместе со светодиодными технологиями. Появилась возможность менять освещение без замены самих ламп и электрических систем. Достаточно доступа к Сети и даже обычного коммуникатора типа айфона, чтобы изменить программу освещения. Например, в выходные или во время национальных праздников можно легко перенастроить освещение на более яркий, цветной и праздничный режим. И для этого не нужно подходить к каждому зданию и что-то там менять, достаточно внести изменение в программу централизованного управления городским освещением.

Обычно городское освещение применяется ночью: это создает максимальное впечатление от города, более акцентированный образ архитектуры. Но иногда и днем в определенных местах и ситуациях стоит делать световые акценты, причем речь идет не только о туннелях больших шоссе. Серые и затемненные места можно превратить в эстетически привлекательные и безопасные, можно создать видеоэффекты на больших и в обычной ситуации непривлекательных стенах зданий. Это может быть использовано и в целях рекламы, и в качестве городского статического эффекта.

Еще один тренд — интеграция. Обычно мы представляем себе освещение как нечто отдельное, как дополнительную конструкцию к зданиям. Но сейчас появились возможности интегрировать освещение в архитектурные конструкции, в стены, в мате­риалы, в окна. В ближайшее время Philips представит новое решение — видеоскин (videoskin): элементы освещения, которые встраиваются в окна. Ведь обычно элементы освещения загрязняются, теряют свою эффективность и эстетическую привлекательность, их сложно и дорого чистить. А если вы помещаете элементы освещения между окнами, то они могут долго и здорово работать, они доступны, их легко мыть, их легко инсталлировать, достаточно иметь в кар­мане пару кабелей — просто потрясающе легко.

Причем если вы смотрите наружу, то видите обычный дневной свет, 70–80% света проходит снаружи внутрь. Но если вы смот­рите снаружи, то видите красивый экран, на который можно подвести освещение или изображение. Интеграция светодиодных технологий в различные конструкции и материалы здания — это очень перспективный тренд, мы только начали открывать его возможности. С точки зрения технологии мы можем это делать. Теперь слово за архитекторами, они могут сказать нам: «Сделайте нам освещение на этой поверхности, будет здорово!» — и, скорее всего, мы сможем. Это дает потрясающую свободу творческим людям, ведь игра со светом может стать одним из элементов здания, здание и его освещение становятся единым целым.

Современное городское освещение может производить потрясающие необычные эффекты. Недавно в Дубае на Новый год ре­шили не делать классические салюты, которые дороги и небезопасны, имеют неприятные экологические эффекты, а сделать на небоскребе «Бурдж Халифа» такое световое шоу, которые бы смотрелось не менее потрясающе, чем фейерверк. Это было очень красиво и современно. Целый небоскреб превратился в сплошной салют благодаря замысловатой игре освещения, что оказалось просто: это вопрос настройки программы управления освещением здания. Это тоже новый тренд.

Насколько я понимаю, вы исследовали влияние городского освещения на социальную жизнь городов, а также на психологию жителей. Как именно на практике можно использовать такого рода исследования?

Эффекты огромны, в том числе освещение влияет и непосредственно на безопасность городов, и на ощущения людей — на комфорт и чувство безопасности. Доказать прямые корреляции и социальные эффекты, конечно, непросто. Но мы прилагаем максимум усилий. Например, у нас был совместный проект с Кембриджем, с факультетом криминологии, прямо по теме безопасности. Мы исследовали разные городские районы — и те, в которых было неплохое освещение, и те, в которых было почти темно. Оказалось, что изменение освещения от совсем плохого к хорошему улучшает криминальную ситуацию на 30%. А улучшение освещения от нормального до очень хорошего улучшает криминальную ситуацию на 20%. Свет, видимо, влияет и прямо на поведение, и на активность полиции, и на местное сообщество. Только представьте себе экономический эффект от улучшения криминальной обстановки в городском районе на 30%! Это уменьшение страховых выплат, улучшение условий для бизнеса, собственно затраты на безопасность. И если вы сравните эти эффекты с инвестициями, необходи­мыми для хорошего освещения, то получите экономию минимум в десять раз.

И еще: если вы сравните со старым желтоватым освещением гармоничный свет современных ламп, то заметите, что он улучшает ваше восприятие цветов. Вплоть до того, что вы могли раньше неправильно интерпретировать цвет одежды человека, с которым разговариваете. При хорошем освещении мы становимся более чувствительными к деталям среды. И дело не только в том, что вы чувствуете себя лучше, но и, например, в безопасности движения: води­тели более внимательны, им становится легче замечать тех, кто переходит дорогу, а детей не страшно становится отпускать гулять в этом районе. Мы зафиксировали корреляцию между типом освещения и безопасностью на дорогах. Вы не только чувствуете себя безопаснее, когда улица хорошо освещена, но дороги и вправду становятся безопаснее.

Заметьте и другой эффект: если вы живете в районе, где хорошее освещение и красивая подсветка домов, то вам хочется жить здесь, гулять по улицам, заходить в кафе. В Будапеште, если я не ошибаюсь, мы вместе с городским руководством внедрили программу освещения, и туристические доходы в городе выросли невероятно. Если освещение плохое, то к пяти вечера туристы обычно покидают улицы и возвращаются в отели. Но теперь ночью город прекрасен — церкви, кафе, памятники, и туристы хотят проводить на улицах вечера, ужинать, заходить в магазины.

Есть ли планы поработать в других российских городах, не только в Москве и Санкт-Петербурге?

Мы ведем переговоры с рядом российских городов, но пока рано говорить о каких-то конкретных проектах. Но в целом довольно много субъектов присматриваются к тому, что мы можем предложить, какие решения у нас есть. Если говорить о петербургском проекте, в рамках сотрудничества с Государственным Эрмитажем мы планируем к 250-летию музея в 2014 году представить новое освещение восточного крыла Главного штаба, который теперь является частью музея. Мы хотим предложить всем желающим светодизайнерам и студентам принять участие в конкурсе и представить свое видение освещения этого здания, а также того, как должно выглядеть самое сердце города.

Вообще мы стремимся быть максимально интегрированными со странами, где мы работаем, поэтому мы ищем собеседников и партнеров в России. Это правильно и для нас: мы далеки от иллюзии, что знаем все на свете, возможны решения, которые будут придуманы и разработаны именно в России и которые дополнят наши решения. Когда я был в Сибири, я понял, что требования к освещению в сибирских городах из-за низких температур особенные, подобных нет нигде в мире, кроме, возможно, некоторых городов в Канаде.

Возвращаясь к московскому проекту — были ли какие-то специфические запросы от московского правительства, если сравнивать с другими городами?

Конечно, каждый город имеет свою специфику, но набор решений в целом всегда понятный. В концепте московского проекта была задача красивого освещения на всех больших проспектах и улицах, создания особой свето-цветовой гаммы для каждой улицы.

Были и отдельные задачи, которые мы обсуждали с экспертами. Например, на Тверской и на проспекте Мира важно было с помощью света подчеркнуть богатую архитектуру и исторический колорит старых зданий, а на Новом Арбате, наоборот, создать ощущение хай-тека. Реализовав медиафа­сады, мы решили эту задачу. Но общая цель состояла в том, чтобы город стал красивее, современнее, возможно, максимально европейским, но с тем, чтобы красота архитектуры осталась главной, чтобы освещение не мешало, а помогало увидеть настоящее лицо Москвы. Коммуникация с московскими специалистами и архитекторами проходила в интенсивном режиме. Наша московская команда сработала здорово, а архитекторы и специалисты не просто формулировали задание, но и активно советовались с нами о наилучших возможных решениях. Так, в частности, появился ряд решений для праздничных режимов освещения на Новом Арбате. Для каждого праздника разрабатывается специальный контент, специальный видеоролик. В этом году уже были показаны ролики к Новому году, 8 Марта, 23 Февраля. Впереди пасхальный и майские ролики.

Вначале, когда мы предложили это решение, у города было опасение, что эти фасады будут использованы для рекламы, но это не так. Их цель — оживить пространство и создать интерактив между городом и его жителями.

Я горжусь московским проектом, я рассказываю о нем повсюду, в том числе своей семье. Это показательный проект и важное сообщение миру. Мы этим и другими проектами пытаемся максимально громко заявить о том, как растет в современном мире значение световых решений. Это раньше, когда речь шла о городах, сразу на ум приходили только бетонные конструкции, сейчас же все чаще с самого начала проектировщики должны будут думать об освещении. И российский проект — это шаг вперед в понимании этого, грандиозная демонстрация возможностей.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №13 (242) 5 апреля 2012
    Город
    Содержание:
    Как народ?

    От редакции

    Фотография
    Вехи
    Фоторепортаж
    Реклама