Губернатор по чрезвычайным ситуациям

Актуально
Москва, 12.04.2012
«Русский репортер» №14 (243)
Сергей Шойгу стал губернатором Подмосковья. И сразу заявил, что рассматривает назначение не как повышение или понижение, а как существенное увеличение объема работы. «РР» разбирался в том, насколько успешно Шойгу справлялся с «меньшей нагрузкой» в МЧС и насколько обоснованна непроходящая народная любовь к человеку, который был самым несменяемым министром новой России

Фото: Дмитрий Азаров/Коммерсант

Создал министерство с нуля

Верно отчасти

Боевое крещение молодой тувинский партийный функционер Сергей Шойгу прошел в 1988 году в армянском Спитаке, куда вместе с сотнями других добровольцев отправился, чтобы ликвидировать последствия разрушительного землетрясения. Именно там, в Спитаке, выяснилось, что СССР категорически не готов к борьбе со стихийными бедствиями такого масштаба. Никакого МЧС в стране не было, и его роль исполняли Министерство обороны и приписанные к нему силы гражданской обороны. Но ни у военных, ни у добровольцев не оказалось специальных приборов для разбора завалов и поиска там людей, а главное — плана, что и как нужно делать.

Спитакские добровольцы составили костяк Российского корпуса спасателей, созданного через несколько месяцев после землетрясения. Его руководителем избрали Шойгу. В 1991 году спасатели Шойгу поддержали Бориса Ельцина, обороняли Белый дом, а потом под шумок захватили помещение созданной незадолго до Спитака союзной комиссии по борьбе с чрезвычайными ситуациями. В условиях прогрессирующего паралича советской власти никто особенно не сопротивлялся. Еще через несколько месяцев Шойгу добился передачи ему из ведения Минобороны сил гражданской обороны — около 20 тыс. человек. Так из аппаратных мощностей союзной комиссии по борьбе с чрезвычайными ситуациями и человеческого ресурса гражданской обороны Сергей Шойгу начал создавать МЧС.

Создал одну из самых эффективных спасательных служб мира

Верно

«Мы не собирались создавать министерство в том виде, в котором оно существует сейчас, — вспоминал впоследствии Шойгу. — Планировали отряд численностью примерно в пятьсот человек, состоящий из очень хорошо образованных, подготовленных и оснащенных профессионалов». Однако несколько следующих лет, отмеченных целым рядом стихийных бедствий, показали, что одним мобильным отрядом не обойтись.

Уже первая крупная самостоятельная акция ведомства Шойгу попала в Книгу рекордов Гиннесса. В сентябре 1991 года спа­сатели смогли предотвратить падение 700-тонного обломка трубы на Уфимском нефтеперерабатывающем заводе, которое могло бы привести к последствиям, сравнимым с землетрясением мощностью 9 баллов. Руководитель операции вспоминал, как перед ее началом созванивался с Шойгу: «Помню, спрашивает меня: “Трусишь?” А сам чувствую, что он волнуется не меньше моего».

А в мае 1995 года на землетрясении в сахалинском Нефтегорске уже работали 25 самолетов, 24 вертолета, 66 автомашин и полторы тысячи спасателей.

Сам Шойгу не без гордости утверждает, что еще в конце 90-х российское МЧС вошло в число лучших спасательных служб мира. Тонкость, правда, в том, что структуры, подобные МЧС, — это постсоветское ноу-хау: за пределами СНГ единых спасательных служб не существует, их функции берут на себя пожарные, медики, полицейские, военные. Но российские спасатели действительно работали в самых разных уголках планеты и везде подтвердили свою эффективность.

Злые языки уверяют, что всех этих успехов удалось достичь благодаря тому, что МЧС никогда не испытывало недостатка в финансировании. От привычки работать в комфортных финансовых условиях Шойгу не хочет отказываться и на посту губернатора, недаром его первой инициативой стало преобразование налогообложения таким образом, чтобы налоги люди платили по месту жительства, а не работы — в этом случае бюджет области пополнят миллиарды рублей от налогов тех ее жителей, кто работает в Москве.

Сделал эффективной пожарную охрану

Спорно

Еще в 1992 году Шойгу предполагал строить свое ведомство на основе пожарной охраны. Тогда руководители МВД, в ведении которого находились пожарные, успешно отбили аппаратные атаки настырного молодого коллеги. Однако в 2001 году Борис Грызлов, возглавлявший тогда МВД, согласился наконец передать пожарную службу в ведение МЧС. Это было одним из основных условий, на которых Шойгу вскоре поддержал выдвижение Грызлова на пост руководителя «Единой России», утверждает наш собеседник в «ЕР».

Через полтора года после присоединения пожарной охраны Сергей Шойгу сетовал на «расхлябанность», царившую в новом подведомственном подразделении: «На заре перестройки на мощной волне демократии мы под влиянием профсоюзов и прочих факторов с трехсменной работы перешли на четырехсменную. Сразу на 25% увеличилась численность — и тут же уменьшилась заработная плата. В результате здоровые мужики работают сутки через трое и получают при этом около трех тысяч в месяц. При этом все знают, как рабо­тают. Сутки отсидел — и пошел на другую работу. Чаще всего на основную».

В ответ министр получил жесткую отповедь от ветеранов пожарной службы. «Кто руководит сего­дня пожарной охраной страны?! Да кто угодно, только не профессионалы! Это бывшие армейцы — несостоявшиеся танкисты, летчики, артиллеристы и специалисты других родов войск! Первым делом при посещении ими пожарных частей стало требование о  замене табличек у кабинетов… Этим их знание пожарного дела ограничивается», — писал в эмоциональном письме на имя Шойгу майор Владимир Галкин.

В вину Шойгу ставят уход из пожарной охраны 80 опытных руководителей, и это притом что всего до слияния с МЧС ею руководили 200 человек. Спустя два года после присоединения к ведомству Шойгу некогда единая противопожарная служба была поделена на федеральную и муниципальную, причем лучшую технику забрали себе федералы. В некоторых местах из-за недостатка финансирования противопожарные формирования были и вовсе распущены.

На все эти аргументы МЧС отвечает сухой статистикой, в соответствии с которой количество пожаров год от года неуклонно снижается. «Когда мы приняли пожарную охрану в состав МЧС, в год при пожарах погибали до 20 тысяч человек. Сейчас — 12 тысяч», — утверждает первый зам Шойгу Руслан Цаликов.

Ответственен за лесные пожары 2010 года

Верно в значительной степени

Формально МЧС не имеет никакого отношения к пожарам в лесах. Зона ответственности спасателей — города, поселки и пятикилометровая зона вокруг них и промышленных предприятий. А главной причиной пожаров тогда назвали реформу лесного хозяйства, фактически оставившую леса без заботы егерей. Но, с другой стороны, даже в кулуарах самого министерства признаются, что неформально при разработке реформ с ними консультировались и даже получили ряд замечаний, но Шойгу по каким-то причинам не стал в этом случае применять свой довольно мощный лоббистский ресурс. И уж точно прямая ответственность за то, что на местах не хватало спецтехники и нужного количества квалифицированных кадров для тушения пожаров, лежит на руководстве МЧС.

«Их техника неэффективна, у их людей нет опыта тушения лесных пожаров, они там не ориентируются. Насосы не могут брать воду из лесных озер: они приспособлены к городской инфраструктуре», — объяснял низкую эффективность работы МЧС руководитель энергетической программы Гринписа России Владимир Чупров.

В итоге пожары 2010 года развеяли миф о МЧС как о суперструктуре, которой по силам справиться с природной катастрофой любого масштаба.

Провалил работу по созданию российской «службы 911»

Верно отчасти

Нельзя сказать, что вина за это лежит на одном Шойгу, но факт остается фактом: создание широко разрекламированной единой системы экстренного реагирования откладывается на неопределенный срок. Проект, на который выделили 2 млрд долларов, курировал Шойгу.

В 2009 году система должна была заработать в 20 регионах, а в 2010-м — в половине регионов, к концу 2012-го — по всей России. Но в мае 2011 года вице-премьер Сергей Иванов констатировал провал программы: «Если называть вещи своими именами, у нас еще конь не валялся». В полном объеме система сейчас работает только в Курской области.

Теперь служба, которая должна была заработать на исходе нынешнего года, откроется не раньше чем через пять лет.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №14 (243) 12 апреля 2012
    Собственность
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Реклама