Турнир по расчету

Александр Кобеляцкий
26 апреля 2012, 00:00

До начала летних Олимпийских игр в Лондоне осталось меньше ста дней. Корреспондент «РР» побывал в столице мира и понял, что многие расхожие представления об англичанах неверны. По крайней мере считать и планировать на островах умеют

Фото: Getty Images/Fotobank
На Олимпийском стадионе 31 марта впервые прошли тестовые соревнования

Золоченая резная дверь в пышном

Ланкастер-хаусе тихонько отворилась, и в комнату вошла собака. Рядом осторожно вышагивал мужчина, державшийся за нехитрое приспособление, смонтированное на ее спине. Присев, девятикратный чемпион Паралимпийских игр по плаванию Крис Холмс первым делом представил свою помощницу:

— Это Лотти.

Слепой чемпион — один из руководителей Оргкомитета лондонской Олимпиады. Холмс потерял зрение в 14 лет: лег в постель здоровым юношей, а на следующее утро проснулся незрячим. Преодолев шок, он поставил себе три задачи: окончить школу, поступить в Кембридж и стать чемпионом. Теперь Холмс изо всех сил старается сделать Паралимпийские игры в Лондоне лучшими в истории.

Я спросил его, не стоит ли поменять события местами, поскольку следующие за Олимпиадой соревнования паралимпийцев освещаются мировой прессой намного более скудно, чем состязания пышущих здоровьем атлетов. Холмс, с сожалением признав, что такая тенденция существует, заметил:

— В принципе, на мой взгляд, подобная перестановка ничего не изменит. По крайней мере в отношении самих паралимпийцев к соревнованиям. Они все равно будут полностью выкладываться для победы. К тому же я не уверен, что нужно ломать уже сложившиеся традиции.

Это была, пожалуй, самая трогательная из всех встреч, состоявшихся по инициативе Министерства иностранных дел Великобритании, пригласившего журналистов из разных стран побывать в предолимпийском Лондоне. Чиновники, отвечающие за подготовку к летним Играм, меньше всего походили на замшелых бюрократов. Кто-то, невзирая на дорогой костюм, взгромоздился на стол и увлеченно рассказывал о том, как будет выглядеть Лондон этим летом, кто-то экспансивно комментировал графики пассажиропотоков в местном метро, а кавалер ордена Британской империи Лиз Николл, исполнительный директор агентства UK Sport, которое финансирует подготовку сборных команд страны, с напускной серьезностью попросила меня не запоминать длинные столбцы медального плана. Просьба выслать его на электронную почту вызвала улыбку — юмор на островах в почете.

Транспортный узел

Более серьезной подготовки к Олимпиаде мне не доводилось наблюдать нигде. Англичане — талантливые первооткрыватели, жесткие управленцы зависимых территорий и расчетливые негоцианты — постарались решить большинство проблем заранее. В особенности в области транспорта. Отвечающий за связь с прессой директор государст­венной компании Transport for London Стюарт Росс уже сейчас уверен в том, что передвижение по городу ни для кого не составит труда.

— Мы всегда принимали брошенный вызов, вне зависимости от сложности поставленных задач, — говорит Росс. — В столице Англии постоянно проходят различные крупные события, поэтому у нас есть достаточный опыт решения проблем.

Даже нагрузка на центральные станции лондонского метро была определена с точностью до нескольких человек в часы пик. Полученное знание привело к разработке мер по рассредоточению пассажиров по ближайшим станциям подземки. Во время Олимпиады будет увеличено количество вагонов в метропоездах, а также сократятся интервалы следования, которые, кстати, больше московских — в часы разъезда офисных работников по домам они достигают двух с половиной минут. В это время на станциях и в самих вагонах не протолкнуться. Но до московской давки лондонцам все равно далеко.

Уже достигнуты договоренности с крупными компаниями об изменении времени начала работы, а также переводе части сотрудников на удаленный режим. Супермаркеты, расположенные в центре Лондона, постараются минимизировать количество доставок скоропортящихся товаров в дневные часы, используя для пополнения запасов ночное время. Тем самым удастся немного сократить наплыв машин в центральную часть города, страдающую от пробок и в обычное время.

Естественно, возник вопрос об использовании выделенных полос для олимпийского транспорта, перевозящего спортсменов, официальных лиц, журналистов, VIP-персон. Размер штрафа за езду по этим полосам еще не определен, но предполагается, что он составит 200 фунтов. Кроме того, организаторы обещают жестко отнестись к многочисленной «олимпийской семье», которую привозят на Игры спонсоры. Бесчисленным лимузинам, перевозящим высокопоставленных  гостей, придется, похоже, передвигаться в обычном транспортном потоке — для них особых льгот не предусмотрено.

Танцуют все

Глазам туристов в июле-августе предстанет совсем иной Лондон, не тот, к которому все привыкли. Это обещают в мэрии города, но пока никаких зримых свидетельств того, что здесь вскоре состоится Олимпиада, нет. Лишь на Трафальгарской площади равнодушно меняются цифры на электронном циферблате часов Оmega, ведущих обратный отсчет: с одной стороны фиксируется время до открытия Олимпийских игр, с другой — Паралимпиады. Вот, пожалуй, и все. Ярко раскрашенные такси, многочисленные ремонтные работы на наиболее оживленных транспортных артериях и олимпийская версия игры «Монополия» не в счет.

Собственно говоря, за этим скрыта вполне прозаическая причина: в июне будет праздноваться бриллиантовый юбилей правления королевы Елизаветы II, и в Лондоне решили не тратить деньги на смену декораций. Украшение столицы и постепенное нарастание уличной активности начнется где-то в середине июня.

— Мы хотим, чтобы каждый житель Лондона ощутил свою причастность к Олимпиаде, — рассказал Дэниел Риттербенд, директор по олимпийскому маркетингу и коммуникациям в мэрии Лондона. — Помимо мероприятий на улицах, эстафеты олимпийского огня, которая пройдет через все районы города, болельщикам и туристам будет целиком отдан Гайд-парк. Мы полагаем, что ежедневно его будут посещать больше ста тысяч человек. Там установят большие экраны и будут проходить различные представления и концерты. Это довольно дорогое удовольствие, но мы нашли решение. Поскольку во время Олимпиады запланированы выступления многих звезд, их концерты будут платными, а полученный от них доход пойдет на оплату празднеств в Гайд-парке.

Еще более амбициозным проектом станет «Большой танец», в рамках которого мил­лионы жителей Британских островов исполнят самые разные танцы: от брейк-данса до классического вальса. Апофеозом праздника будет синхронный танец огромного количества пар в разных городах Англии, которые специально ради этого разучат одинаковые па.

Встреча с Риттербендом проходила на последнем этаже сделанного из стекла и стали здания мэрии, откуда открывается захватывающий вид на центр Лондона со знаменитым вычурным мостом, мрачным Тауэром и серым крейсером «Белфаст», пришвартованным к набережной Темзы чуть ниже по течению. Это сильно отвлекало.

Будоражил воображение и тот факт, что представительские расходы Риттербенда в 2010/2011 финансовом году составили всего 2506 фунтов. Большая часть этих денег была потрачена на оплату гостиницы в Дубае во время проведения там одной из спортивных конференций. Поразили и 15 фунтов, выплаченные за проверку зрения, хотя на встречу директор по маркетингу пришел без очков. Не могу представить себе нечто даже отдаленно похожее на подобную отчетность в Оргкомитете Сочи-2014.

По словам Риттербенда, во время Олимпиады на улицах Лондона пройдет множество мероприятий. Помимо того что туристы будут любоваться традиционными достопримечательностями — Вестминстерским аббатством, легко узнаваемой башней Биг-Бен, рынком Ковент-Гарден, где испокон веков выступают уличные артисты, набережными Темзы и, конечно же, экспонатами многочисленных музеев, в мэрии решили сделать упор и на малоизвестные жемчужины анг­лийской столицы. Пока их список держится в секрете, но в том, что таких мест немало, сомневаться не приходится. По наиболее известным районам Лондона будут проложены специальные туристические маршруты разной протяженности — от двух до восьми километров. Передвигаясь по подсказкам и располагая специальными картами, туристам удастся увидеть наибольшее число достопримечательностей.

Некоторые здания задекорируют в яркие полотнища, что полностью изменит цвет города. Отдельно будут украшены набережные и мосты Темзы, которая в обычные дни темной змеей рассекает ярко освещенный Лондон. В дни Олимпиады там будут устраиваться всевозможные световые шоу и представления на воде, и Дэниел Риттербенд уверен, что впоследствии это станет доброй традицией, неким наследием Игр.

Почем нынче Олимпийские игры?

Слово legacy за три дня довелось услышать раз сто. Наследием Игр действительно озабочены все, от дипломатов до риэлторов, заранее распродающих объекты Олимпийского парка.

— Мы могли провести Олимпиаду в каком-нибудь известном и легкоузнаваемом месте Лондона, к примеру, разместить спортивные объекты на территории Гайд-парка, но взялись за переоборудование самого запущенного и проблемного района, — отметил Эндрю Митчелл, директор отдела Министерства иностранных дел, отвечающего за Олимпиаду.

Действительно, Олимпийский парк возведен на месте бывшей свалки, окруженной полуразвалившимися трущобами. Из долины речки Ли было вывезено огромное количество мусора и 85% почвы, которую пришлось очищать от вредных примесей, а затем возвращать на место.

Пока Олимпиада не началась, территория вокруг спортивных объектов находится под строжайшим контролем. Высокие сетки окружают площадку со всех сторон, весь въезжающий транспорт тщательно досматривается, в том числе с собаками, маршруты движения автобусов с людьми и стройтехники соблюдаются неукоснительно. Хорошо видно, как сильно преобразилась окружающая местность, над которой основательно поработали ландшафтные дизайнеры. Ну а в дальнейшем, когда некоторые спортивные объекты разберут, а на их месте возведут низкоэтажное жилье, район станет весьма привлекательным для будущих жителей. Даже Orbit — нелепая обзорная конструкция дизайнера Аниша Капура, считающаяся самой высокой в Великобритании скульптурой (ее «рост» 115 метров), — окажется к месту, поскольку уже не будет одиноко возвышаться над ухоженными лужайками, как теперь. Предполагают, что ежегодно на Orbit'e побывают около миллиона человек, что с учетом стоимости билета (а они в Лондоне весьма дорогие, например получасовое вращение на колесе обозрения London Eye обойдется почти в 20 фунтов) гарантирует неплохие доходы.

Потирают руки и владельцы громадного комплекса Westfield, вложившие 1,5 млрд фунтов в строительство этого торгового центра, расположенного как раз по дороге от транспортного узла Стрэтфорд к главному входу на олимпийские объекты. Никто не сомневается в том, что в перерывах между спортивными событиями по 230 расположенным здесь магазинам будет растекаться многоязычный туристический поток. Но хватит ли гостям на это сил и средств? После длительной прогулки по впечатляющей своими размерами территории Олимпийского парка, не чуя под собой ног, большинство болельщиков предпочтет отдохнуть с пинтой эля в ка­ком-нибудь пабе, а не толкаться по бутикам известных производителей, в число которых уже затесался российский Bosco.

Надежды местных жителей на то, что им удастся поживиться за счет приезжих, также пока не сбываются. В навевающем депрессию Стрэтфорде на период Игр еще недавно просили за аренду небольшой квартиры 2500 фунтов в неделю. Но спрос на жилье по таким ценам невелик, поэтому хозяевам приходится идти на уступки. Только в этом случае у них есть шанс найти постояльцев.

Вообще поездка на Олимпиаду станет дорогим удовольствием. В том числе и для аккредитованных журналистов, которых прибудет в столицу мира не меньше 20 тыс. человек. Расценки на аренду интернет-каналов в главном пресс-центре вызывают сардоническую ухмылку и протяжный выдох: Shit happens! Долгие дебаты Ассоциации спортивных журналистов с организаторами ни к чему не привели — хозяева настояли на том, что профессионал обязан платить за предоставляемое ему рабочее место. Результат оказался предсказуемым: неделю назад всего 150 человек из 5800 акул пера, собирающихся в Лондон, заказали себе доступ во Всемирную паутину. Остальные, похоже, решили работать за пределами пресс-центров.

Официальные лица категорически отрицают, что им не удалось уложиться в спланированный бюджет в размере 9,5 млрд фунтов.

— Мы совершенно точно уложились в бюджет, потратив не больше и не меньше, — говорит Эндрю Митчелл. — В то время как страна переживает спад в экономике и предпринимает меры по сокращению расходов, было бы странным превысить бюджет Олимпийских игр. Но и в обществе не возникло серьезных дебатов относительно того, стоит ли урезать эту цифру. К тому же, как понимают большинство жителей, это в первую очередь инвестиции в экономику Англии. 95% олимпийских заказов было размещено у английских производителей, которые в условиях кризиса не только получили финансовую поддержку, но и сумели сохранить, а то и расширили количество рабочих мест.

— А вот недавно сообщили о том, что крупный заказ на изготовление билетов ушел на сторону, в США, — интересуюсь я.

— В данной ситуации мы исходили из того, кто в состоянии выполнить этот заказ лучше всех — В голосе Митчелла появляются стальные нотки. — Мы поощряем конкуренцию не только в самой Британии, но и в крупных странах, придерживающихся таких же ценностей, как Англия.

Депутаты-лейбористы в парламенте, естественно, не обошли вниманием вопрос подготовки к Олимпиаде. По их подсчетам, проведение Игр обойдется налогоплательщикам в сумму бóльшую, чем та, что звучит в официальных отчетах правительства. Оппозиция называет цифру 11 млрд фунтов, поскольку в последний момент вдвое увеличились затраты на безопасность, а из расход­ной части бюджета были аккуратно исключены 788 млн фунтов, потраченные на покупку земельного участка под Олимпийский парк. Они должны вернуться обратно, но лишь после того как будет реализована еще не построенная недвижимость на его территории.

Неудачно развивается и амбициозный проект по увеличению числа людей, занимающихся спортом, который финансировало правительство. Предполагалось, что к весне 2013 года благодаря Олимпиаде и пропаганде здорового образа жизни количество спортс­менов-любителей в стране вырастет на миллион человек. Нынешней зимой выяснилось, что, израсходовав 450 млн фунтов, удалось привлечь лишь 109 тыс. человек.

— Вы не можете заставить людей изменить образ жизни, — рассуждает Эндрю Митчелл, — но вы можете создать такие условия, в которых эти люди изменятся сами, предоставить им возможность для совершенствования.

Создание условий для занятий спортом оказалось слишком затратной схемой, но, возможно, в будущем она все-таки оправдает себя.

Продать и разобрать

В специально созданной Olympic Park Legacy Company заняты дальнейшей судьбой всей территории Олимпийского парка. По окончании Олимпийских и Паралимпийских игр место их проведения закроют для посетителей, поскольку начнутся работы по демонтажу временных конструкций и строительству жилья. Только в 2014 году вся территория будет вновь доступна для посещения.

Но проблемы с наследством все-таки существуют и связаны в первую очередь с судьбой Олимпийского стадиона, спроектированного знаменитой фирмой Populous. В проекте заложена возможность снижения его вместимости за счет разборки одного яруса. Однако будущее спортивной арены оказалось под вопросом из-за ожесточенной борьбы между претендующими на нее футбольными клубами «Вест Хэм» и «Тоттенхэм». Развернулась настоящая детективная история со слежкой за руководством Olympic Park Legacy Company, записью разговоров конкурентов и прочими шпионскими штучками. В результате прежние договоренности пришлось аннулировать, и теперь окончательное решение будет объявлено в мае.

Есть еще один объект, которому пока не удается найти дальнейшее применение, — олимпийский пресс-центр, унылый функциональный прямоугольник, расположенный в дальнем углу Олимпийского парка. Им в настоящее время интересуются представители индустрии моды для создания здесь fashion-центра и IT-фирма, которой нужны большие площади для развития своего бизнеса.

Как утверждают в Оргкомитете лондонских Игр, 75 пенсов из каждого фунта, потраченного на Олимпиаду, являются вложениями на перспективу. Увиденное подтверждает сказанное. Интересно, какова будет пропорция в Сочи-2014?