Секс, смерть, любовь

Актуально
Москва, 10.05.2012
«Русский репортер» №18 (247)
16 мая откроется юбилейный, 65-й Каннский кинофестиваль. Конкурс этого года практически весь состоит из фильмов, снятых не столько завсегдатаями набережной Круазет, сколько действительно главными режиссерами современности. Карлос Рейгадас, Ульрих Зайдль, Кристиан Мунджиу, Маттео Гарроне, Эндрю Доминик, Сергей Лозница — все они принадлежат приблизительно к одному поколению и снимают актуальное кино. «РР» выбрал пять наиболее ожидаемых картин предстоящего фестиваля

Рай: любовь

Ульрих Зайдль

Предполагалось, что новым творением австрийского радикала станет картина «В подвале» — о его злополучном земляке, который много лет держал взаперти и насиловал собственную дочь. Но она еще не готова, зато готов «Рай» — драма о секс-туризме, мужском и женском, черном и белом. Сюжет такой: несколько немолодых австриячек едут в Африку пользоваться тамошними мужчинами. Зайдль лучше других фиксирует медленный «закат Европы» и делает это без всяких абстракций — на уровне физиологии, определяющей бытие в большей степени, чем его определяет сознание.

Любовь

Михаэль Ханеке

Австриец Ханеке, давно живущий и снимающий во Франции, в 2009 году получил «Золотую пальмовую ветвь» за свою «Белую ленту». Этот приз ему вручила Изабель Юппер, ранее удостоившаяся актерской «Пальмы» за роль в его же «Пианистке». В новой картине Ханеке она играет взрослую дочь учителей музыки, которая возвращается в родной дом, когда ее мать оказывается прикованной к постели. Фильм под названием «Любовь» от Ханеке, который обнаруживает насилие во всем, — уже провокация и вызов. Поэтому никаких поблажек героям, зрителям и человечеству вообще ждать не приходится.

После мрака свет

Карлос Рейгадас

Со времен «Безмолвного света», предыдущего фильма мексиканского «магического реалиста», прошло пять лет. Новую картину Рейгадас снимал долго, не торопясь. Возможно, потому что она автобиографическая и рассказывает о местах, людях и событиях, которые сформировали мироощущение режиссера. В ленте появляются его жена и дети. Магический реализм и традиционный для Рейгадаса мистицизм, помноженные на документальный подход и «дневниковость», могут дать неожиданный результат. Уже есть прогноз, что без приза этот фильм не останется.

В тумане

Сергей Лозница

Каннский дебют Лозницы «Счастье мое» в позапрошлом году вызвал в России гром и молнии. Как в лучшие советские времена, режиссера заклеймили чуть ли не предателем, пошатнувшим священную мифологию Великой Отечественной войны. Тогда Лозница перекинул мостик из военного прошлого в настоящее, показав, что война не закончилась — изменилось лишь распределение ролей, деление на своих и чужих. Новая картина — про войну как экстремальный опыт, ставящий человека перед невозможным выбором и проверяющий, сколько в нем человеческого. В основе сценария — одноименная повесть Василя Быкова, одного из лучших и самых честных наших военных прозаиков, тоже не раз попадавшего в опалу.

Священные моторы

Лео Каракс

Каракс — «проклятый поэт» французского кино, неудачливый гений, прогремевший еще в 80-е, а потом ушедший в тень почти на десять лет. Четыре года назад он вернулся с новеллой «Дерьмо» в альманахе «Токио!», доказав, что во владении кинематографической формой ему равных нет. Новый фильм рассказывает о приключениях некого существа, заползающего в разных людей: нищего, убийцу, обывателя… В главной роли — альтер эго Каракса Дени Лаван, которому не впервой играть романтического аутсайдера и безумца.

У партнеров

    Реклама