7 вопросов Джону Лассетеру, креативному директору Pixar

Интервью
Москва, 21.06.2012
«Русский репортер» №24 (253)
21 июня в наш прокат выходит новый мультфильм студии Pixar — «Храбрая сердцем», история шотландской принцессы. Это первый сказочный фильм студии, вообще-то специализирующейся на историях из жизни механизмов и аутсайдеров. Этот и другие релизы Pixar выходят при участии Джона Лассетера, креативного директора Pixar и анимационного отдела Walt Disney, человека, который работал на студии еще тогда, когда она принадлежала не Стиву Джобсу, а Джорджу Лукасу и называлась Lucasfilm. Лассетер лично поставил «Историю игрушек» и «Тачки», дважды получал «Оскара» и, по сути, сделал репутацию Pixar

Фото: AFP/East News

1. Игровое кино сейчас активно использует элементы компьютерной анимации. В то же время сама компьютерная анимация в целом стремится к максимальной реалистичности. Есть ли сегодня вообще какая-то граница между анимационным и игровым кино?

Конечно, граница размыта. Когда снимают голливудский экшн со взрывами, роботами, самолетами и морскими чудовищами, его создатели пытаются убедить публику в том, что это было на самом деле. Возьмите «Аватар» — вы верите, что люди могут ходить по этой планете. Но анимация не стремится к реализму. Мы не стремимся создать реальный мир, нам достаточно правдоподобия. В реальном мире есть определенная сложность, которую вы принимаете как данность. Достаточно реконструировать эту сложность — и мир на экране будет правдоподобным, хотя и не реалистичным.

Еще одно важное отличие игрового кино от анимации — карикатурность. Очарование мультфильмов в том, что их мир в определенной степени гротескный, это и придает ему обаяние.

2. Получается, что немецкий экспрессионизм 20-х годов с его галлюцинозными декорациями и гротескным гримом, по сути, анимация?

(Задумывается.) Да, выходит, что так.

3. Мультфильмы Pixar — это такой хай-тек. Но любой хай-тек быстро устаревает. Какой средний срок жизни у пиксаровского мультфильма?

Когда мы делали «Историю игрушек», было очевидно, что через несколько лет вся эта графика будет выглядеть старомодной. Но ведь не технологии сами по себе создают очарование мультфильма. Важно, как тема взаимодействует с технологией: мы понимали, что графика будет казаться немного деревянной, и специально сделали героев куклами. И так Pixar поступает всегда: каждый наш сюжет завязан на какой-то технологический прорыв.

4. И какой прорыв вы осуществили в «Храброй сердцем»? Волосы?

Точно! Эта рыжая копна непослушных волос — главная характеристика нашей героини. (Смеется.)

5. А почему вы вообще решили снимать сказку про принцессу? Мне казалось, что между студиями есть негласное деление: принцессы у Диснея, а у Pixar странные персонажи вроде рыбок и роботов.

Принципиального разделения нет. Почему бы нам не снимать фильмы про принцесс? Сказки — популярный жанр, мы не хотим от него отказываться заранее. Да, мы снимаем кино о том, что зрители знают с детства, что они уже не раз видели, но всегда поворачиваем все неожиданной стороной.

6. И что на этот раз поворачивается неожиданной стороной к зрителю? В чем главная фишка «Храброй сердцем»?

Магия. Раньше Pixar никогда не имела дела с волшебством. И мы старались дать всем магическим штукам в этой истории разумное объяснение. Нужно было придумать правила, по которым может действовать магия: нельзя же так просто хвататься за волшебную палочку при каждом повороте сюжета. Это дискредитирует историю, зритель перестает вам верить.

7. Есть ли формула успеха, которой вы могли бы поделиться с молодыми аниматорами?

Да. В любом фильме в первую очередь важны не спецэффекты, а история. Ваш герой должен изменяться, развиваться, только тогда зритель будет ему сопереживать. И второе: окружение. Мир, в котором все происходит, должен быть уютным, очаровательным — в хорошем мультфильме всегда хочется задержаться. А больше никаких секретов и нет.

Новости партнеров

«Русский репортер»
№24 (253) 21 июня 2012
Кризис
Содержание:
Фотография
Вехи
Культура
Спорт
Реклама