«Европейская» Манежка

Актуально
Москва, 21.06.2012
«Русский репортер» №24 (253)
Несколько десятков учащихся Государственной классической академии (ГКА) им. Маймонида досрочно сдали сессию и уехали в Чечню. Руководство академии пошло на такой шаг, чтобы не накалять обстановку: результатом драки у торгового центра «Европейский» стали противостояние студентов с ОМОНом и аресты

Фото: кадры из видео студентов ГКА

«Помните, что поддаваться на провокации нельзя. Вы приехали сюда учиться. Да, у многих из вас есть ножи, но оставляйте их дома. Лучше вы пролежите в госпитале, чем попадете в тюрьму», — увещевал студентов ГКА им. Маймонида министр образования Чечни Анзор Музаев. 15 июня он специально приехал в Москву и встретился с теми чеченскими студентами, кто еще не уехал на родину.

Глава Чечни Рамзан Кадыров лично попросил его провести профилактические беседы, чтобы избежать эскалации конфликта, который начался после драки 5 июня у торгового центра «Европейский». Тогда перепалка группы футбольных фанатов с чеченскими студентами закончилась тем, что двое ее участников оказались в реанимации: фанат Алексей Усачев с тремя ножевыми ранами и Бекхан Ризванов с пятью ранениями, нанесенными из травматического пистолета.

Через три дня в общежитие академии приехал ОМОН, чтобы найти объявленного в международный розыск чеченца Магомета Ильдиева, подозреваемого в участии в драке.

— «Иди и не оборачивайся» — так сказал Господь Лоту, так и я себе сказала, когда моих студентов избивали у меня во дворе. — Ректор Академии им. Маймонида Вероника Ирина-Коган закуривает уже третий раз за час. — Если бы после обысков я вышла проводить следователей, этого удалось бы избежать: меня студенты слушают.

То, чего не удалось избежать, случилось утром 8 июня. В сопровождении автомобиля ППС на территорию общежития ГКА в подмосковном Переделкине въехали два пазика с омоновцами.

Вслед за ними в здание вошли следователи, среди которых был и «провокатор в кепке», как его теперь называют в общежитии.

Магомета Ильдиева они не нашли, но решили отвезти на допрос трех молодых людей, пригнавших его серебристый BMW к общежитию в день драки. После того как автомобиль ППС выехал со двора, на улицу вышли около двух десятков студентов из Чечни. По версии органов, они намеревались отбить у ОМОНа трех задержанных парней. Но отбивать к тому времени было уже некого — машина уехала. Вероника Ирина-Коган говорит, что на улицу ее студентов позвали сотрудники ОМОНа и «провокатор в кепке»:

— Этот парень с самого начала зарывался. Он врезал начальнику охраны, когда тот спросил у него удостоверение. Он грубил и наставлял на студентов пистолет. А ведь им много не надо, чтобы завестись: взгляд, слово… Я ему сказала, чтобы он прекратил так себя вести, и он и другие следователи даже извинились, но потом я осталась в кабинете, а они пошли. Потом были выстрелы…

 rep_253_034-2.jpg Фото: кадры из видео студентов ГКА
Фото: кадры из видео студентов ГКА

По словам свидетелей (и это подтверждает видеозапись), поводом для драки стало то, что следователь отозвал одного из студентов для разговора в дальний конец двора. Когда это увидели другие студенты, они последовали за ним, но дорогу им преградил ОМОН.

Потом были предупредительные выстрелы, команда «Оружие к бою!», защелкали затворы, а все студенты оказались распластаны на асфальте. В итоге были задержаны 18 студентов, троим из них теперь грозит до пяти лет тюрьмы за нападение на сотрудников полиции.

Не день Бекхана

Таксист Миша, уехавший из Таджикистана в разгар гражданской войны, чтобы воспитать детей в спокойной обстановке, и теперь думающий о переезде в Европу, понял, что вечер пропал, как только увидел, что у «Европейского» появились активисты движения «СтопХам». Совсем недавно он был свидетелем того, как они имели неосторожность наклеить стикер на черный джип жены заместителя полпреда Чечни при президенте РФ Тамерлана Мингаева, и последовавшей за этим резонансной драки. И теперь он снял на видео, как несколько молодых людей заклеили стикерами лобовое стекло черного джипа, и сказал другу-таксисту из Грузии: «Гиви, пойдем отсюда, а то опять фигня какая-нибудь начнется». Они отогнали машины на другую сторону площади Киевского вокзала.

Но на этот раз «фигня» случилась в другом месте и по другому поводу, и таксисты вновь оказались в гуще событий. Со стороны пешеходного перехода через Кутузовский проспект Миша и Гиви услышали выстрелы и женские крики. Подбежав, они увидели падающего без сознания Алексея Усачева, хромающего Евгения Павлова и оттирающую лужу крови сотрудницу торгового центра.

Основных версий начала драки две. Первая — фанатская: Усачев, Павлов и неустановленный третий гражданин сидели в «Макдоналдсе» на противоположной от торгового центра стороне проспекта. К ним подошли Ризванов и Ильдиев, чемпион по боксу, с требованием уступить место. Молодые люди не подчинились, возникла словесная перепалка, от греха подальше русские пошли в сторону ТЦ, но чеченцы последовали за ними. Усачев пригрозил студентам травматическим пистолетом, но, вместо того чтобы испугаться, Ризванов напал на него с ножом. Обороняясь, фанат выпустил в Бекхана пять пуль.

Вторая версия — «кавказская»: фанаты недоброжелательно смотрели в их сторону и что-то обсуждали. Ильдиеву и Ризванову это не понравилось, и они подошли выяснить, в чем дело. Ругань, на угрозы пистолетом Ризванов вытащил небольшой перочинный ножик, которым срезал полиэтилен с сидений недавно купленной Ильдиевым машины. Усачев выстрелил первым, Ризванов в ответ ударил его ножом.

Ризванов отбежал на сотню метров и упал на обочине Кутузовского проспекта, откуда его забрала «скорая». Ильдиев скрылся с места происшествия, после того как прохожий с помощью брючного ремня наложил ему на руку жгут.

— Ну конечно, у них были ножи, у нас у всех ножи, — говорит знающий обоих студентов выпускник ГКА. — Но они как раз и нужны, чтобы в случае чего дать отпор в таких ситуациях.

Страх перед новой Манежной

«Опять двадцать пять… Парням скорейшего выздоровления… Надеюсь, Колокольцев научен опытом Манежки и даст адекватные указания…» — эта запись появилась на одном из фанатских форумов за день до операции ОМОНа в Переделкине. Действия органов правопорядка как нельзя лучше совпали с настроем фанатской среды.

Скорость, с которой развивались события, выбивалась из обычной практики, которую знакомые Усачева характеризуют как «взяли — приехал черный “мерседес” — отпустили». Так было, например, после убийства фаната Егора Свиридова в декабре 2010 года: подозреваемых нашли по горячим следам, но отпустили «за недостаточностью оснований». После чего произошли беспорядки на Манежной площади.

На этот раз следствие молниеносно объявило, что зачинщиками и виновными в драке и нанесении тяжких ранений были именно кавказцы, а не болельщики. Сначала их действия были расценены как хулиганство, но затем переквалифицированы в покушение на убийство.

Фанаты успокоились, а чтобы не допустить «возгорания» с другой стороны конфликта, чеченских студентов потребовалось срочно отправлять из Москвы.

Чеченская сторона в этот раз также ответила мерами, к которым ранее не прибегала. По личному распоряжению Рамзана Кадырова сформирована группа адвокатов числом не менее десяти, часть из них прислана из Чечни. Они будут защищать и участников драки у «Европейского», и арестованных за драку с ОМОНом.

«Это что за каста неприкасаемых — футбольные фанаты? — вопрошал спикер парламента Чечни Дукуваха Абдурахманов, комментируя чеченским журналистам московские столкновения. — В таком случае мы всех чеченцев объявим болельщиками футбольного клуба “Терек”, и тогда их тоже нигде на этой планете нельзя будет трогать».

Новости партнеров

«Русский репортер»
№24 (253) 21 июня 2012
Кризис
Содержание:
Фотография
Вехи
Культура
Спорт
Реклама