Анархизм и антиконсюмеризм 2000-х глазами Вайнгартнера

Культура
Москва, 05.07.2012
«Русский репортер» №26 (255)
Лет десять назад, на заре новейшего немецкого кино, все приезжавшие в Москву молодые режиссеры из Германии проклинали Фассбиндера: мол, из-за его левого уклона десятки студентов киношкол забыли про зрителя и начали снимать манифесты, которые невозможно смотреть. Сегодня иллюзий по поводу зрителя не осталось ни в России, ни в Германии: все драматические нежанровые картины на Западе снимаются исключительно на деньги телевидения, а левый уклон и не думал никуда исчезать.

Фото: Cinetext/Legion-Media

Про классовые отношения снимали Кен Лоуч и Аки Каурисмяки, Михаель Главоггер и Ульрих Зайдль, не говоря уже о многочисленных немецких режиссерах берлинской школы, ловко вплетающих тему социального антагонизма в любовные и экзистенциальные драмы. В отличие от берлинцев, избегающих прямой декларативности, Вайнгартнер в работе с социально-политическими темами деликатностью не отличается: он называет деньги деньгами, консюмеризм — консюмеризмом, а пропаганду — пропагандой. И этим он и вправду очень похож на Фассбиндера.

«Белый шум» (Weisse Rauschen)

2001

Бюджет $1,1 млн

Лукасу нравилось работать садовником, но под давлением семьи и среды он выбрал то, что престижно: учебу на юриста. С тех пор он стал слышать сердитые голоса, которые кроме него никто не слышал. Этот белый шум и инерция окружающих доводят его до грани безумия, причем неясно, кто сходит с ума — парень или его окружение. Вайнгартнер снял свой первый фильм за небольшие деньги и в дальнейшем финансовое самоограничение стало фирменным приемом и идеологией режиссера.

«Воспитатели» (Fetten Jahre sind vorbei)

 rep_255_060-2.jpg Фото: AFP/East News
Фото: AFP/East News

2004

Бюджет $3,4 млн

Ян, Петер и Джулия — друзья, между которыми возникает любовный треугольник. Они называют себя воспитателями и уверены, что способны изменить мир. Этим они и занимаются — проникают на роскошные виллы и, ничего не воруя, переворачивают там все вверх дном. Так они дают понять богачам, что дни их купания в роскоши сочтены. Но однажды им приходится похитить с виллы менеджера, который зарабатывает три миллиона евро в год. Они оказываются в ситуации, где надо решить: или мир меняет их, или они его. Оригинальное название переводится как «Сытые времена закончились», а сам фильм считается предвестником кризиса 2008–2009 годов, который стал кризисом буржуазности как модели мышления.

«Прочисть мозги!» (Free Rainer!)

 rep_255_060-4.jpg Фото: AFP/East News
Фото: AFP/East News

2007

Бюджет $3,2 млн

Телепродюсер Райнер гоняет на спорткаре, нюхает продвинутые наркотики, но попадается на крючок к некоей красавице, которая задумала отомстить ему за смерть деда. После передоза и клинической смерти Райнер решает не только спасти возлюбленную, но и изменить мир. Начинает он с телевидения. Вместе с теми, кто не смотрит телевизор — богемой, бомжами и психами, — он собирает команду, совершающую революцию в мире телерейтингов: ток-шоу скатились вниз, а ленты Формана, Фассбиндера и Феллини взлетели вверх. Происходит чудо: люди перестают смотреть телевизор.

«Сумма всех моих частей» (Die Summe meiner einzelnen Teile)

 rep_255_060-5.jpg Фото: AFP/East News
Фото: AFP/East News

2011

Бюджет $3,5 млн

Успешный математик Мартин бросает все и уходит в лес. Там его ловят полицейские и везут в психушку. Но, выйдя из нее, он снова уходит в лес. Там его проводником становится русский мальчик-мигрант: сперва он учит Мартина выживать — ловить зайцев, собирать грибы, разводить костер, — а потом и жить заново. Но русского Маугли находят органы социальной опеки, от которых псих и ребенок сбегают в другой лес.

Новости партнеров

«Русский репортер»
№26 (255) 5 июля 2012
Неграмотность
Содержание:
Реклама