Необычайные пути демократии

Актуально
Москва, 12.07.2012
«Русский репортер» №27 (256)
В стране прошли выборы в парламент. Официальных результатов до сих пор нет, но, похоже, безоговорочного триумфа исламистов не произошло. Что это: революционно-демократическая сознательность масс, влияние племенных шейхов или выбор урбанизированной страны?

Фото: Reuters

Президент США Барак Обама поздравил «народ Ливии с очередной вехой на их необычайном пути к демократии» и сказал, что «горд» ролью, которую сыграл в «поддержке ливийской революции и защите ливийского народа». Западные наблюдатели на местах оказались чуть скептичнее в оценках. Например, глава Международной группы в поддержку избирательной системы в Ливии Ян Смит рассказал, что «повсюду хозяйничают члены вооруженных милиций», затрудняя наблюдение и представляя угрозу безопасности. Судя по безоценочным новостным сводкам, правда где-то посередине.

Вовремя не открылся каждый десятый участок, каждый двадцатый не открылся вовсе. В Бенгази боевики сбили вертолет с бюллетенями, а другую их часть выкрали с участков и сожгли на центральной площади. В Аджабии бюллетени сожгли прямо на складе, где они ждали отправки на участки, а уже во время голосования застрелили человека, который украл урну для голосования.

В Рас-Лануфе, Бреге и Сидере боевики, стремясь сорвать выборы, захватили нефтеналивные терминалы. В Зинтане, столице населенного в основном берберами региона Западные Горы, берберский шейх объявил о бойкоте выборов в городе. В целую провинцию Куфра на юге страны боевики блокировали доступ наблюдателей, а сами выборы прошли в стране в условиях чрезвычайного положения. Тем не менее явка превысила 60%, выборы признаны состоявшимися, и по их итогам будет сформирован парламент, который назначит правительство и подготовит проект новой конституции.

Похоже, уже сейчас можно говорить, что оглушительной победы исламистов, как в Тунисе и Египте, на ливийских выборах не будет. То есть они все равно становятся одной из главных сил в парламенте: из четырех крупнейших партий две представляют исламистов. Но лидерство прозападного и возглавляемого экс-главой переходного правительства Махмудом Джабрилем Альянса национальных сил — по крайней мере в Триполи и Бенгази — уже успел признать даже лидер исламистской Партии справедливости и созидания Мохаммед Саван. А эти два города — уже 40% населения всей Ливии.

Вообще, Ливия — самая урбанизированная страна Магриба: здесь в городах живет 80% населения. Это больше, чем в России, и значительно больше, чем в Тунисе и Египте. А за исламистов в основном голосовала деревня. Одновременно Ливия известна и как самая трайбализированная страна Магриба. Племенные шейхи здесь много значат даже в городах, а фактический распад центральной власти лишь усилил их влияние. Так что многие люди голосуют не столько по политическому или даже религиозному, сколько по племенному признаку.

Сравнительно низкий результат «Братьев-мусульман» сам по себе не означает, что исламисты не будут иметь сильного влияния в Ливии. Все-таки две крупные исламистские партии в парламент прошли. В том числе и салафитская Партия родины, один из лидеров которой, Али ас-Салаби, открыто говорит, что нынешние светские власти Ливии «хуже Каддафи», а другой, Абдулхаким Бельхадж, является полевым командиром, воевавшим в Афганистане против СССР и США, а потом отсидевший в американской и ливийской тюрьмах.

Кроме того, племенные партии также апеллируют в своих программах к исламскому традиционному праву. А Переходный национальный совет заранее, еще до всяких выборов, определил шариат в качестве главного источника будущего законодательства, которое предстоит разработать парламенту.

Очевидно и то, что, какими бы ни получились новая конституция и законы, главной властью на местах останутся вооруженные отряды боевиков — что они и доказали в ходе выборов.

Новости партнеров

Реклама