Спасти рядового сироту

Актуально
Москва, 19.07.2012
«Русский репортер» №28 (257)
Очередной скандал вокруг усыновленных российских детей в США: уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов потребовал закрыть Ranch for kids — ранчо, куда приемные родители-американцы отправляют «трудных» детей, с которыми не справились сами. Астахов утверждает, что детей там содержат в ненадлежащих условиях. Хозяйка ранчо не соглашается. «РР» представляет две версии скандала

Фото: Janie Osborne/Polaris/East News

Бурная деятельность Павла Астахова на посту президентского уполномоченного по правам ребенка то и дело приводит к неоднозначным результатам. То он привезет из Доминиканы оставленного родителями-россиянами в детском доме мальчика, который потом будет проситься назад и рассказывать журналистам, что омбудсмен его обманул, пообещав свозить в Россию только на время. То устроит полномасштабную дипломатическую войну с Америкой из-за Артема Савельева, отправленного американской приемной матерью самолетом в Москву. Астахов пообещал тогда «до конца недели» найти ему другую приемную семью. Не нашел за целый год: Артем до сих пор живет в детской деревне SOS под Москвой.

Новая мишень Павла Астахова — ранчо в Монтане, о котором «РР» писал год назад, разбираясь, почему сироты из России регулярно становятся героями плохих новостей из Америки («Любовь не лечится», № 21 от 2 июня 2011 года). Там живут российские сироты, с которыми не смогли совладать новые американские родители. Как правило, все тамошние дети страдают «синдромом пьяного зачатия» или синдромом нарушения привязанности.

Хозяйка ранчо Джойс Стеркель категорически отказалась пускать Астахова на территорию. И, вернувшись из Монтаны, тот заявил, что ранчо необходимо закрыть, потому что российские дети, с которыми не могут справиться отправившие их туда приемные американские родители, находятся там в ужасных условиях.

При ближайшем рассмотрении выяснилось, что ужасные условия заключаются в том, что на тридцать детей в школе на ранчо приходится всего один учитель (в российских школах пропорция примерно та же), ближайшая больница находится в двух часах езды (из большинства российских деревень добираться до больницы дольше), а противопожарная система несовершенна.

Астахов также сообщил, что был зафиксирован побег с ранчо 9-летней девочки. Корреспондент «РР», примерно в таком же возрасте пытавшаяся сбежать из пионерлагеря, ответственно заявляет: условия содержания в детских учреждениях никак не влияют на склонность контингента к побегам.

Сама Джойс Стеркель рассказала «РР», что, получив уведомление о визите российской делегации, направила официальный ответ с просьбой перенести дату посещения, так как у нее другие планы на эти дни. При этом она не скрывает, что была бы рада, если бы российские чиновники вообще забыли дорогу к ее дому.

По ее словам, российский консул первый раз приезжал на ранчо в декабре 2010-го «с абсолютно неофициальным визитом — так, поздороваться с детьми». Потом он приехал снова, а потом Джойс забросали письмами чиновники из российского Министерства образования и аппарата уполномоченного по правам ребенка, требуя информацию о детях и их приемных американских родителях. Кроме того, они настаивали на возможности посетить ранчо, чтобы поговорить с каждым ребенком из числа усыновленных из России.

Джойс отвечала, что разрешение на это надо спрашивать у родителей детей. «А родители детей, которые находятся на моем ранчо, довольно негативно настроены по отношению к российским чиновникам, — говорит Джойс. — Они считают их виноватыми в том, что во время усыновления от них скрывали реальное состояние здоровья детей».

По мнению Джойс, нападая на нее, Астахов таким образом пытается дискредитировать американских приемных родителей, сославших своих усыновленных из России детей в такое ужасное место. Зачем ему это надо?

Недавно Павел Астахов отмечал судебную победу: бывшая приемная мать Артема Савельева в соответствии с решением американского суда обязана будет выплачивать ему алименты до достижения им совершеннолетия, а также единовременную компенсацию за моральный ущерб в размере 58 тысяч долларов. Но если схватка с Джойс Стеркель — попытка повторить успех, то его может ждать разочарование.

«Ноги его не будет на моей земле! Это нахальство — вламываться в чужой дом, и я заставлю его уважать частную собственность!» — кипятилась в телефонной трубке Джойс в разговоре с «РР». Ее дед, эмигрант из России, приехал в Америку с десятью центами в кармане и всего добился сам, не получив ни копейки от государства. Джойс Стеркель из той же породы. Российским чиновникам, привыкшим иметь дело с совсем другим типом людей, это детское ранчо может оказаться не по зубам.

У партнеров

    Реклама