Университет — это просто

Сцена
Москва, 19.07.2012
«Русский репортер» №28 (257)

При наличии денег и желания сделать приличный университет можно. Причем быстро. Хуже точно не будет. Хотя бы потому, что все имеющееся у нас, включая  МГУ и Вышку, по-своему ужасно. Регион, который первым сделает порядки в университете хотя бы приблизительно цивилизованными, рванет в своем развитии. Вот ведь в относительно маленьком и «ненаучном» Белгороде, оказалось, нет проблемы даже со строительством доступного жилья и приглашением в университет профессоров из других регионов и стран.

Может быть, это все-таки очень сложно: требуется забубенное «институциональное строительство», нужны какие-то невиданные управленческие инновации? Вряд ли. Давайте по пунктам.

Университетская независимость. Звучит непонятно и философично. Но на практике — для начала — это означает всего лишь, что ректор и ключевые деканы должны быть большими учеными в деятельном возрасте и с амбициями, способными удержать цель построения большой науки в своем вузе и биться за это с любыми администраторами. Так было всегда — и в Российской империи, и, казалось бы, в забюрократизированном СССР. За всю историю нашей страны никогда не было такого позора, чтобы ректор МГУ или глава Академии были средненькими учеными, администраторами. Только сейчас. Что, сложно найти крутых ученых с амбициями и организационным запалом? Не смешите, даже мы в «РР» более-менее понимаем, кто чего стоит в некоторых научных областях. А уж в научном сообществе точно известен гамбургский счет. Это уж никак не сложнее, чем найти тренера для сборной России по футболу.

Избавиться от бюрократизма. На самом деле это продолжение пункта первого. Не профессора должны писать отчеты, а университетские менеджеры должны отчитываться по задачам, поставленным теми, кто имеет реальные научно-образовательные цели. Засилье бюрократии объясняется, во-первых, ее умением делить недвижимость и проекты в этой сфере,  коррупцией при поступлении и, естественно, умением писать отчеты в министерство. Те,  кто ворует, выдержат любую проверку, зато реально работающих людей можно просто убить требованием отчетности. Министерству надо забыть про то, что «хозяйственники» победят воровство: самая большая коррупция расцветает на борьбе с коррупцией. Воровство побеждается одним — надо делать дело. Надо доверять великим ученым. Здесь точно риск ошибиться меньше, чем во всех остальных случаях. А если не доверять — точно украдут.

Реальная наука и практика, а не унылое «преподавание». Тут проще некуда: должны быть открытые конкурсы на ключевые профессорские позиции. И публиковаться не только на сайтике университета или министерства, а в главных мировых научных журналах. Так делают все приличные университеты в мире — все, кроме наших. У нас дали мегагранты на приглашение ученых из-за рубежа, и мы счастливы — вот удача! Пара великих иностранцев приехала, несколько «возвращенцев» наполовину вернулись. А ведь это должно быть рутинной практикой! Есть, конечно, проблема старых «преподов» и «консервативной среды». Ее можно решать круто, но можно и мягко. Оставить, например, нынешние зарплаты — пусть доживают до пенсии. Главное, не стимулировать слабых профессоров преподавать больше: норма выработки — зло. Они должны преподавать все меньше, по мере занятия должностей по конкурсу и по реальным научным результатам. А настоящие, приличные по мировым меркам зарплаты пусть получают те, кто нанят по конкурсу: настоящие ученые и реальные практики.

Деньги не проблема. То есть, конечно, это всегда проблема, но на практике решения ее есть. Во-первых, денег уже немало, просто тратятся они глупо и не на то. А во-вторых, как только станет понятно, что на конкретной кафедре великий профессор с мировым именем и поэтому, естественно, там не воруют, появятся и эндаументы, и частные деньги, и имена великих спонсоров на воротах колледжей, как в Кембридже. Бизнес любит тратить на образование — уж точно не меньше, чем на тот же футбол, просто трудно «потратить» там, где все занято «крепкими хозяйственниками».

Университетский городок вместо институтов-гробов. Сколько сил потратил покойный Вячеслав Глазычев на объяснение того, чем отличается университетский кампус от того, что у нас! Но и у нас есть места, где создана среда, есть традиция — академгородков, например. Это организовать несложно, особенно если не мухлевать с элитной недвижимостью, как вокруг МГУ, а  правда заняться проектированием кампусов. Жилье преподавателей, общежития и арендное жилье для студентов, исследовательские корпуса и прочее — все должно быть вместе. Это и есть среда. Да и особый университетский дух и демократизм — не какая-то сложная вещь: крутой профессор, в отличие от «препода», обычно открыт и демократичен. Там, где люди действительно занимаются наукой, обычно не до понтов и унылого чинопочитания.

Список можно продолжать, да вы и сами легко его продолжите — все мы знаем, чем отличается организация, занятая важным делом, от бюрократической загнивающей конторы. Конечно, это все сложно. Политически сложно. Сложно решиться. А так — просто.

Новости партнеров

Реклама