Корабль дураков

От редактора
Москва, 26.07.2012
«Русский репортер» №29 (258)

О деле Pussy Riot писать противно. Как будто добровольно покупаешь билет на корабль дураков — мерзкие вопли и рожи как на картине Босха. Крайние представители и «либеральной общественности», и «православной общественности» различаются в этом смысле только знаком. Взвешенные и разумные голоса с разных сторон хоть и многочисленны, но за криками и визгом практически не слышны. Это как попытаться сказать что-то разумное на ток-шоу, которое придумано специально для дебилизации населения.

И если бы на прошлой неделе Хамовнический суд отпустил участниц группы под залог, то и темы бы не было. Но поскольку они все еще в СИЗО, наверное, следует еще раз прямо высказаться за их скорейшее освобождение. И не потому, что они, как заговариваются некоторые апологеты, «святые» или «мученицы», и тем более не потому, что они стали знаменем нынешней антипутинской «революции», а просто потому, что они люди, и нельзя сажать живых людей в тюрьму за столь незначительные безобразия.

Точно так же следует выпустить Алексея Козлова (а с ним и тысячи других граждан), потому что нехорошо так долго держать в тюрьме людей, не совершивших преступлений против личности — убийств, грабежей, насилия. Да и Ходорковского с Лебедевым давно пора бы отпустить. Такие огромные срока по экономическим статьям — дикость, как бы мы ни относились к тому, что в свое время власти роздали «своим» олигархам общую советскую собственность.

И это понятная повестка — про человечность и правосудие. Но вместо этого обсуждается запредельный бред в форме борьбы «прогрессивной общественности» с православием, а также лично с патриархом. «Режим демонстрирует попытку развития в сторону религиозного фундаментализма… Немножко Ирана на шестой части суши», — пишет Николай Сванидзе, ничем не выделяясь из общего хора истеричных голосов. А вокруг этого еще куча, мягко говоря, непроверенных сведений — скажем, утверждение Марата Гельмана о том, что РПЦ якобы не участвовала в помощи пострадавшим в Крымске. На самом деле церковные организации, активисты и волонтеры там были и помогали, причем очень грамотно.

Сторона обвинения с улюлюканьем поддерживает сюжет «общественность против церкви». Адвокаты охранника ХХС (который якобы очень морально пострадал от действий Pussy), Михаил Кузнецов и Сергей Штин раздают интервью про фантастические дьявольские происки, а в безграмотном обвинении, в частности, говорится: «…кощунственным образом унизили вековые устои Русской православной церкви».

Такие формулировки обвинения и агрессивная риторика крайней части «православной общественности» находятся в очевидном противоречии с довольно умеренной официальной позицией РПЦ. «Кощунство не является частью Уголовного кодекса, за кощунство государство не наказывает», — заявляет пресс-секретарь патриарха диакон Александр Волков. И хоть и ссылается на нежелание патриарха оказывать давление на суд, все-таки выражает сожаление по поводу того, что Pussy Riot еще за решеткой: «Действительно, долго их держат взаперти».

Но как раз разумных слов никто и не замечает — невыгодно. Затем и нужны они друг другу — те, кто надеется на последовательную дискредитацию институтов государства и общества, и те, кто уповает на то, что эти «революционеры» сломают себе шею в безнадежной борьбе с церковью. Одни напускают тумана на цели и смысл их «революции», другие отказываются от диалога с гражданами под тем предлогом, что общественность безумна. И «контрэлита» и «элита» пытаются сделать из нас дураков.

Это не политика, а действительно какое-то мракобесие.

Новости партнеров

«Русский репортер»
№29 (258) 26 июля 2012
Самоуправление
Содержание:
Депутаты по малым делам

Их приход «во власть» многие считают едва ли не единственным очевидным итогом протестной активности. Более двух сотен оппозиционных и независимых кандидатов в марте этого года стали депутатами московских муниципальных собраний — самой нижней ступеньки столичной властной иерархии с мизерными полномочиями. Среди них была и корреспондент «РР» Алеся Лонская. Четыре месяца она наблюдала за работой московской бюрократической машины изнутри и пыталась изменить к лучшему жизнь в Южном Бутове. А теперь объясняет, что значит быть муниципальным депутатом, многим ли людям она помогла и нужны ли ей новые, более широкие полномочия, которыми на днях наделила муниципальных депутатов Мосгордума

Реклама