Политика — начало

26 июля 2012, 00:00

Московское местное самоуправление (МСУ), никогда не отличавшееся крепким здоровьем, было добито в начале двухтысячных годов. К тому времени федеральный законодатель разрешил организовать МСУ в Москве и Петербурге по-особому, поскольку это не простые города, а субъекты Федерации.

В Москве права жителей оказались урезаны по максимуму, хотя их и прежде было немного. Реальной властью обладали префектуры, каждая из которых объединяет в среднем около десятка муниципальных округов. Но в них действовали выборные районные управы, наделенные некоей толикой власти. Во всяком случае права муниципальных депутатов формально ничем не должны были отличаться от прав их коллег во всей стране.

Однако затем произошли перемены, сопровождаемые бюрократической казуистикой. Районные управы были переименованы в «управы районов», которые местным самоуправлением не являются, а представляют собой нижнее звено исполнительной власти города. А депутатам, совсем отменить которых закон (и европейские обязательства РФ) все-таки не позволил, оставили безвластные «муниципалитеты».

В них-то и избралось немало молодых энтузиастов на мартовских выборах, прошедших вместе с выборами президента. Их права — муниципалитетов и депутатов — сейчас немного увеличила городская власть. Но до реального самоуправления еще далековато.

Тем не менее, как видно из нашего репортажа, не желая сидеть сложа руки, московский местный депутат может помогать людям. А вот чем он не являлся никогда и не является сегодня, так это властью.

Кстати, нельзя сказать, что вопрос о полномочиях муниципальной власти в крупном городе — из простых. Не так уж и важно, кто стоит во главе всего города — классический муниципалитет или правительство (администрация), как в городах — субъектах Федерации, Москве и Петербурге. Аналоги, европейские или иные, очень разнообразны: 600 коммун в Большом Милане, очень сложное и дробное американское деление на общины и округа, где из последних выделяются еще специализированные — полицейские, школьные, планировочные и пр.

В Москве 125 муниципальных округов (плюс 2 городских округа и 19 поселений на «новых землях» Большой Москвы). Ясно только, что в соответствии с Европейской хартией «принцип местного самоуправления должен быть признан во внутреннем законодательстве» и что «под местным самоуправлением понимается право и способность органов местного самоуправления регламентировать значительную часть публичных дел и управлять ею».

У нас к тому же «органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти» согласно Конституции РФ, поэтому какое-то подобие МСУ любому жителю столиц необходимо обеспечить. Иначе придется исключить из системы органов госвласти сами администрации столиц.

Еще по поводу столичного самоуправления нужно сказать следующее. Считается, что демократия растет снизу, то есть от местных общин. Но вряд ли реальное внутригородское МСУ будет там, где городская избираемая власть подчинена исполнительной. Вот в стране в целом такое возможно: свободные города (муниципалитеты) при автократической верховной власти в королевстве— это классика европейского феодализма и отчасти Нового времени. Это именно та историческая реальность, из которой выросло сегодняшнее трепетное отношение к местному уровню власти в Европе и во многих из ее бывших колоний.

Но свободную внутригородскую общину там, где реально управляет не избранный жителями муниципалитет (дума, законодательное собрание), а городская администрация, пусть даже во главе с избранным мэром, представить себе невозможно. Поэтому нужно подождать, сумеют ли москвичи через два года избрать представляющий их интересы активный парламент. Он, может быть, и не слишком расширит права депутатов муниципальных округов, но сможет стать реальным самоуправлением в городе в целом. К выборам в Мосгордуму 2014 года и готовятся многие из тех активистов, которые попали в муниципалитеты в марте. Это для них, как показывает наш репортаж, первая ступенька политической карьеры.

Вопрос о самоуправлении — хоть городом, хоть внутригородским округом — у нас в стране один из важнейших. Его нет. Самоуправление возникает, когда есть понятие о  достойных членах общины, есть они сами, есть возможность ввести местные налоги… И наконец, еще один важный пункт. Власть — это не деньги, это сила. Местная власть не исключение. Она появится в России, когда жители смогут сами выбирать себе хотя бы участковых уполномоченных полиции, как их теперь называют.