Евгений Ямбург: «Учителя — самая забитая часть гражданского общества»

Самые авторитетные люди России
Москва, 27.09.2012
«Русский репортер» №38 (267)

Как вам видится сегодняшняя ситуация в российской школе?

У нас не реформа образования, а реформа экономики образования. И она оборачивается «сумерками образования», как я назвал одну из своих статей. Еще не ночь, но явные сумерки. Ситуация фарисейская. С одной стороны, государство говорит: «Образование должно быть бесплатным». Но тут же говорит школам: «Не сидите на шее у государства». Учителя превращают из наставника в продавца услуг. Нам оставили четыре часа бесплатной кружковой работы для средних классов и шесть для старших. При этом ссылаются на Онищенко — дети, дескать, устают. Сокращают в первую очередь столь нужных психологов и дефектологов — не математика же сокращать!

Другая беда: принципы корпоративного управления переносятся на такую тонкую материю, как образование. Укрупнение, когда пытаются создавать образовательные холдинги. Я задолго до подобных новаций создал образовательной центр, в котором есть много чего, начиная с детского сада. Но по собственной воле, по любви.

Но ведь учителя могут создавать ассоциации, независимые профсоюзы — что и происходит — для отстаивания собственных прав и интересов образовательной системы.

Я с уважением отношусь к людям, которые выходят на улицы, но это не поможет. Учителя — самая забитая часть нашего гражданского общества. Сейчас любого директора школы можно уволить без объяснения причин. Он и не будет церемониться со своими учителями. А что делать в провинции уволенному учителю? Повторяю, учитель — фигура согбенная и зависимая, как и любой бюджетник. Вот когда выйдут на улицы сегодняшние подростки, которым мы недодали, может, что-нибудь и изменится.

Есть свидетельства, что в этом году стиль отношений чиновников с научной и образовательной общественностью меняется в лучшую сторону.

Если говорить о министре Ливанове, то на этом уровне нас стали по крайней мере выслушивать. Но мне кажется, что «центр управления полетами» все же в президентской администрации. А реальное положение дел в образовании за последний год только ухудшилось. Нужны системные решения.

Вы рисуете просто апокалиптическую картину. Государство неконструктивно, учителя бессильны. Где выход?

Я думаю, настоящие учителя, блаженные и чудики, — они и будут спасать. Я сторонник теории малых дел. Сам кручусь как белка в колесе, подобно всем нормальным людям, чтобы спасти то, что можно. С уважением отношусь к различным позициям. Я готов сотрудничать с властью. Как пример могу привести доктора Гааза, врача-гуманиста, жившего в XIX веке. Он не боролся с николаевским режимом, но добивался улучшений в положении арестантов. И успешно. 17 лет потребовалось Гаазу, чтобы отменили прут: тогда каторжников по пять-шесть человек приковывали к металлическому пруту и так гнали по Владимирскому тракту, который теперь почему-то называется шоссе Энтузиастов. Он добился, чтобы прут сменили на облегченные кандалы, обтянутые кожей. Я стараюсь действовать как Гааз.

В учительской работе есть издержки, заложенные в самой ее природе. В первую очередь рутинность, противоречащая современным представлениям о труде.

Ничего подобного. Учительство — безумно творческий, интересный труд. Все меняется, в первую очередь дети. Если вы явитесь в класс в виде заезженной пластинки, вас оттуда просто вытолкнут. Другое дело, что российскую школу превращают в место, где дети мешают педагогам и администрации общаться с документами.

Фото: Сергей Мелихов для «РР»

У партнеров

    «Русский репортер»
    №38 (267) 27 сентября 2012
    Самые авторитетные люди России
    Содержание:
    Фотография
    Вехи
    Самые авторитетные люди России
    Репортаж
    Реклама