Леонид Рошаль: «Новый министр здравоохранения уже показала, что готова прислушиваться к гражданскому обществу»

27 сентября 2012, 00:00

Опрос, проведенный ВЦИОМом, показал, что, наверное, ни в одном профессиональном сообществе нет столь непререкаемого авторитета, каким является среди врачей Леонид Рошаль. Он в свое время вынес на публику острый конфликт врачебного сообщества с руководством Министерства здравоохранения, не побоялся открыто оппонировать Татьяне Голиковой, и исход этого противостояния оказался в пользу сообщества медиков и, как многие считают, медицины в целом.

Реформу Минздравсоцразвития и смену министра здравоохранения многие считают победой — и лично вашей, и всего профессионального сообщества врачей.

Да, действительно, разделение Министерства здравоохранения и социального развития — это победа. Не моя лично, потому что за разделение министерства и уход Голиковой выступали миллионы, а я — лишь один из тех, кто этого хотел.

О том, что создание монстра в лице Минздравсоцразвития было ошибкой, мы говорим лет пять. Еще одна ошибка заключалась в том, что руководили здравоохранением экономисты и финансисты, а не медики. Это имело много негативных последствий, которые проявлялись и в законодательных инициативах ведомства, и в том, какие оно выпускало распорядительные документы.

Сейчас во главе нашего министерства стоит Вероника Скворцова — одна из трех людей, кого мы с Национальной медицинской палатой предлагали руководству страны в качестве возможной замены Голиковой. И я считаю, что нас услышали. Это важно, потому что руководить Минздравом должен специалист, который знает здравоохранение. Вероника Игоревна — хороший доктор. С первых шагов она показала, что готова советоваться с гражданским обществом.

Новый министр на своем посту уже почти полгода. Как за это время поменялась политика в области здравоохранения?

Фактически новое министерство начало работать с июля. Оно должно было за очень короткий срок создать аппарат. Говорили, что для этого Веронике Игоревне потребуется 2–3 года, а она это сделала за несколько месяцев. Теперь ей предстоит разгрести те завалы, которые остались от Голиковой.

Нужна четкая концепция развития здравоохранения. Ее нет.

Большая проблема сейчас с финансированием здравоохранения. Если раньше было легче добывать деньги, сейчас их добывать сложно. Но я думаю, что экономить на здоровье — последнее дело, даже несмотря на кризис. Мы надеемся, что Владимир Путин выполнит свое обещание повысить долю здравоохранения в ВВП до 5% к 2015 году с позорных 3,4%, которые мы имеем сейчас. Хотя Минфин хочет не повышать, а снижать эту долю до 2,8%. Я считаю, что это преступление.

И третье — налаживание взаимоотношений между профессиональными организациями и министерством.

Не все поняли ваш шаг, когда на президентских выборах вы поддержали Владимира Путина, притом что он долгое время демонстрировал полную поддержку Татьяны Голиковой и ее реформ в области здравоохранения.

Да, приглашение Голиковой на пост министра было ошибкой, но заранее об этом не мог знать никто. Путин рассчитывал на нее, дал карт-бланш, а потом все пошло не  так, и ему уже было неудобно ее убирать.

Но, заметьте, именно Путин в свое время инициировал национальный проект «Здоровье», первые деньги пошли от него. И сейчас, когда много проблем в стране, именно он решил дать огромные деньги на модернизацию здравоохранения — почти 460 миллиардов. Еще он обещал удвоить заработную плату медицинским сотрудникам, потому что без этого нельзя сдвинуть кадровый вопрос.

Но при этом Татьяна Голикова осталась советником президента…

Да, надо признать, что Путин с трудом расстается с людьми. И я это, кстати, считаю положительным качеством. Но мое мнение — Голикову и ее компанию надо держать как можно дальше от здравоохранения.

Фото: Оксана Юшко для «РР»