Николай Кардашев: «Мы сможем доказать существование “кротовых нор”»

27 сентября 2012, 00:00

Прошлым летом начался один из самых масштабных проектов по изучению Вселенной. Он основан на данных, получаемых с российского радиотелескопа, запущенного в космос, а также со многих обсерваторий и радиотелескопов в России, Германии, Италии, США, Японии, Нидерландах, на Украине и в других странах. С их помощью ученые надеются получить уникальные данные об устройстве Вселенной. В том числе есть шанс обнаружить так называемые кротовые норы — туннели в другое пространство. Автор идеи и руководитель проекта — корифей российской астрофизики Николай Кардашев.

Расскажите, в какой стадии сейчас «Радиоастрон»? Какие данные уже получены?

Получено уже очень много, много есть интересного, но пока результаты не опубликованы, я рассказать о них не смогу. Могу только сказать, что мы уже обнаружили «межзвездный интерферометр» — явление, связанное с тем, что распространяющиеся в межзвездной среде радиоволны приходят к нам с небольшой задержкой, проходя через газопылевые космические облака.

Каких результатов вы сами ждете больше всего? Ответы на какие вопросы вам было бы интересней всего получить?

Для меня самое интересное связано с исследованием внегалактических источников радиоизлучения. Хотелось бы получить изображения ближайших окрестностей сверхмассивных черных дыр в ядрах галактик, понять, что происходит около самого горизонта их видимости: там могут быть обнаружены какие-нибудь очень необычные явления. Ведь есть предположение, что черные дыры связывают нашу Вселенную с другими вселенными, другими пространствами.

У нас вообще очень много теоретических предположений, а данные, полученные «Радиоастроном», помогут в них разобраться. Прежде всего, мы надеемся получить наконец прямые доказательства существования черных дыр в ядрах галактик. Разрешающая способность «Радиоастрона» подошла очень близко к размерам таких черных дыр. Ведь раньше мы видели струю вещества, предположительно высасываемую из звезд черной дырой, но угловое разрешение телескопов не позволяло проследить, куда это вещество падает. Надеюсь, с помощью «Радиоастрона» мы сможем проследить, как вещество попадает в черную дыру и ускоряется до сверхвысоких энергий. А самое главное — какова форма того сосуда, куда падает вещество.

Это что-то вроде воронки?

Там тоже разные предположения — все еще зависит от того, неподвижная черная дыра или вращающаяся. Во втором случае у нее будет два полюса. Мы можем получить и прямые доказательства существования «кротовых нор» в другие миры.

А как продвигается работа над проектом «Миллиметрон», уникальным телескопом, рассчитанным на прием коротких радиоволн?

Сейчас идет детальное конструирование телескопа и всей аппаратуры для этого проекта. В течение двух лет мы сделаем тестовую модель телескопа и приступим к испытаниям. А потом мы надеемся возобновить строительство отечественного телескопа, который с самого начала предназначался для этого проекта. Этот телескоп начали строить еще 30 лет назад в горах Узбекистана, около Самарканда, а потом заморозили наполовину построенный.

Насколько вы удовлетворены резонансом, который «Радиоастрон» получил среди научной общественности и в прессе?

Мы чувствуем очень большой интерес всего международного научного сообщества. Например, Китай настолько заинтересовался этим проектом, что планирует постройку своего аналога. В прессе сейчас внимания меньше, чем было при запуске телескопа, но это понятно: пока нет публикаций об открытиях.

И когда их ждать?

Я думаю, публикации о первых открытиях появятся через несколько месяцев.

Фото: Юрий Чичков для «РР»