Объединение следователей

Дарья Данилова
27 сентября 2012, 00:00

В России все же будет создан единый следственный комитет. Проект соответствующего закона на днях внесут в Госдуму. Александр Бастрыкин получит в подчинение еще 39 тыс. человек, забрав их у МВД и ФСКН. «Коллективизации следствия» избежит лишь ФСБ

Фото: Sasha Mordovets/Getty Images/Fotobank
Александр Бастрыкин не прочь получить в подчинение еще 39 тысяч следователей

— В 1993 году в ФСБ уже ликвидировали следствие, — вспоминает поработавший почти во всех структурах, вовлеченных в эту историю, — в ФСБ, МВД и ФСКН — генерал-майор запаса ФСБ Александр Михайлов. — Я тогда работал в контрразведке, и в начале 94-го мы арестовали очень крупного английского шпиона. Следствие вела Главная военная прокуратура, которая, не имея подобного опыта, пыталась работать без оперативной поддержки. В результате при всей очевидности преступной деятельности этого человека расследование затянулось на два с половиной года. Мы тогда поняли, что следователи не могут работать без хорошей оперативной поддержки.

Сейчас у следствия четыре угла: СКР, ФСБ, ФСКН и МВД. В каждом из них есть отделы, ведущие предварительное следствие. Проект закона, который вносится в Думу, предполагает, что МВД и ФСКН придется распрощаться с возможностью играть в детективов. 37 тысяч следователей из МВД и две тысячи из ФСКН переведут в единый следственный комитет (ЕСК).

У полиции и ФСКН останется только функция дознания, то есть как только полицейским в ходе допросов станет ясно, что проступок человека выходит за рамки Гражданского или Административного кодексов, они будут обязаны передать дело в ЕСК. Единственное ведомство, у которого останется право проводить собственное расследование, — ФСБ.

Идея объединения всех следователей под одной крышей, мягко говоря, не нова. Возникла она еще при Никите Хрущеве, потом о ней вспоминали в 90-е годы и уже несколько раз при нынешней власти. Но все как-то не получалось. С тех пор мало что изменилось, считает член Совета Федерации и бывший следователь по особо важным делам Анатолий Лысков:

— В 2009 году тогда еще президент Медведев спросил меня, как я отношусь к созданию единого следственного комитета. Я ответил: «Идея имеет право на жизнь, но с такой коррупцией, как у нас, монополия в этой чувствительной сфере может принести вред». Сегодня мое мнение не поменялось. Есть такой закон: если высокоорганизованная система соединяется с системой более низкого уровня, то вместе они начинают работать по правилам слабейшей. Этого-то я и опасаюсь. СКР еще не стал высокоорганизованной структурой, а тот же следственный аппарат МВД в тяжелейших условиях перехода выполнял огромную работу по борьбе с преступностью. И если они объединятся, могут произойти серьезные сбои.

Черная полоса может начаться и у ведомств, которые лишатся следствия. Так случилось с Генпрокуратурой, из которой в результате похожих пертурбаций в 2007 году выделили нынешний СКР.

— Сегодня прокуратура, лишенная следственных функций, представляет собой декоративно-наблюдательный орган, выполнение требований которого нешибко обязательно, — считает Александр Михайлов. — Сколько бы протестов ни выносила Генпрокуратура, Следственный комитет плюет на них слюнями, и в гробу они их всех видели.

Впрочем, у объединения есть и плюсы. Сейчас на следователях МВД висит в 4,5 раза больше дел, чем на их коллегах из СКР, а зарабатывают они в несколько раз меньше. В единой же структуре зарплаты сравняются и дорастут до 116 тыс. рублей в месяц. Правда, именно деньги стали камнем преткновения для авторов проекта и правительства: создание ЕСК обойдется бюджету в 97,5 млрд рублей, а план на ближайшие три года уже расписан, и лишняя сотня миллиардов в нем не завалялась.

А по мнению генерального директора Института прав человека Валентина Гефтера, ведомству Бастрыкина сейчас вообще не нужно делать резких движений:

— Намного правильнее было бы сначала опробовать эту схему на какой-то отдельной территории, сделать пилотную версию. И уже потом решать, нужен ли такой формат. А так это получается не прощупанная большим опытом вещь, а политическая игра.

Впрочем, нельзя не учитывать того, что Александр Бастрыкин стремится сыграть в эту игру вполне сознательно: если ЕСК будет создан и Бастрыкин его возглавит, он окажется едва ли не самым влиятельным из всех российских силовиков.