Виктор Иванов, борец с «крокодилом»

27 сентября 2012, 00:00

Лидером рейтинга ВЦИОМа в категории представителей силовых ведомств стал директор Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) Виктор Иванов. Запрет на свободную продажу кодеинсодержащих препаратов и борьба с афганским наркотрафиком — вот что заслужило высшую оценку в глазах респондентов.

На этой полосе должно было стоять интервью с Виктором Ивановым. К сожалению, в последний момент глава ФСКН перенес нашу встречу. Как нам объяснили, его смутило предупреждение, которое Роскомнадзор вынес редакции «Русского репортера» за материал о наркоманах («Крокодил», «РР» № 29 от 26 июля 2012 года).

Роскомнадзор как будто поставил нас по разные стороны баррикад, где силы зла противостоят силам добра, что, конечно же, явная несуразность. Ведь «РР» еще четыре года назад начал борьбу против легальных наркотиков («Легальная доза», «РР» № 45 от 27 ноября 2008 года), которую в этом году Виктор Иванов завершил, добившись запрета на безрецептурную продажу лекарств, содержащих кодеин. Именно из них химики-умельцы варят самый распространенный и страшный наркотик — тот самый «крокодил».

Запрет действует с 1 июня, и продажи препаратов упали уже в десятки раз. Можно оценить силу фармацевтического лобби, которое столько лет так сильно сопротивлялось этому запрету, что перебороть его не мог даже Иванов, фактически превративший ФСКН в новую и влиятельную спецслужбу.

Выходец из ФСБ, он пришел в ФСКН, когда та находилась в самом центре «войны спецслужб». Но Иванов довольно быстро наладил отношения с другими правоохранителями и закончил «войну». В его подчинении оказались две тысячи следователей — маленькая армия.

Случались и громкие проколы вроде бессмысленной и беспощадной войны с ветеринарами, использующими наркотики для анестезии. Но эти проблемы лежали скорее на периферии решения главной задачи — борьбы с наркотрафиком из стран Центральной Азии. Эта задача как раз под стать спецслужбисту. Здесь Виктор Иванов тоже был последователен. Как именно, можно проследить, в частности по депешам Госдепартамента США, обнародованным WikiLeaks.

2009 год. Посол США в России Джон Байерли отправляет в Вашингтон депешу, в которой описывает прошедший за десять дней до этого Российско-Афганский форум: «Иванов, часто критикующий НАТО за то, что эта организация, по его мнению, оказалась неспособна остановить поток афганских наркотиков, говорил о корреляции между увеличивающимся количеством иностранных войск в Афганистане и увеличением производства в этой стране наркотиков».

Январь 2010 года. В справке, подготовленной для директора управления государственной политики в сфере контроля за наркотиками администрации президента США Гила Керликовски перед его встречей с Ивановым, посол Байерли указывает: «Директор ФСКН Виктор Иванов неоднократно публично призывал США заняться масштабным уничтожением маковых плантаций в Афганистане. Директор Иванов выражал заинтересованность в изучении системы наркотических судов, используемых в США для того, чтобы наркоманы, совершившие не связанные с насилием преступления, попадали не в тюрьму, а на лечение. <…> Иванов в качестве главы ФСКН и Государственного антинаркотического комитета обладает серьезным весом в деле контроля за оборотом наркотиков и соответствующих операций как в самой России, так и за ее рубежами».

И вот визит Керликовски позади. Байерли пишет в Госдепартамент: «Кооперация по Афганистану остается приоритетным направлением российско-американской повестки дня. Мы достигли успеха, на словах получив от России публичную поддержку наших усилий (вопреки высказываемому в частном порядке скепсису) и конкретную помощь в вопросах транзита. В будущем мы рекомендуем сосредоточиться на трех приоритетах: стратегическом диалоге на высшем уровне, антинаркотической кооперации и транзите. <…> По состоянию на октябрь 2009 года ООН (UNODC) предполагает, что практически 30% афганского героинового экспорта идет через северный путь. Из этого количества 75–80 тонн потребляется в самой России. Директор ФСКН Виктор Иванов и многие другие неоднократно указывали на это и, вероятно, продолжат заниматься этим и впредь».

В итоге совсем недавно силами афганской наркополиции, ФСКН и Управления по борьбе с наркотиками США проведена операция по уничтожению сети нарколабораторий на севере Афганистана.

Удивительно — или нет — но в год, когда ФСКН добилась, пожалуй, самых заметных успехов в работе, над ведомством неожиданно сгустились тучи. Сначала появились слухи о возможном расформировании службы. Потом, правда, все ограничилось президентским указом о сокращении штата. Но в ближайшее время ФСКН, возможно, лишится своей армии из двух тысяч следователей — если реальностью станут планы по созданию единого следственного комитета.

Фото: Алексей Куденко