Сборник мужской прозы

Культура
Москва, 04.10.2012
«Русский репортер» №39 (268)

Мы с Гусевой сидели в кафе и размышляли о тяжести бытия. Щучьи котлеты в икорном соусе немного смягчали тяжесть, но не до конца. У меня актер Д. отказывался играть без сверхзадачи. Бытие Гусевой было отравлено проявлениями агрессивной маскулинности.

— Нет, ты подумай! — возмущалась Гусева. — Пили мы с двумя мужчинами, обсуждали общественно-политическую ситуацию. Я спорю, провожу параллели, и вдруг вместо доказательной базы слышу: ой, это девочки всегда так рассуждают! Девочки!

Мы трагически помолчали, и я напомнила Гусевой, что она в этом вопросе не девочка, а закончила истфак.

— Вот именно! — жарко согласилась Гусева. — Ты подумай, какое унижение! Если бы на моем месте был мужчина, они бы так меня не срезали.

Унижение было сильное, и мы заказали еще по бокалу вина. Хотелось обдумать план мести.

— А тут еще писатель П. издал сборник женской прозы, — вспомнила с обидой Гусева. — Ты подумай, какое унижение!

Это уже нельзя было перенести. Мы перешли в кондитерскую и взяли коробку макарони. Но горечь бытия нарастала.

Выяснилось, что писатель П., и без того склонный к составлению сборников — на его счету был сборник друзей-писателей, сборник поэтов определенной местности и разнообразные тематические сборники, — действительно издал сборник женской прозы, прокомментировав его особым образом.

Из четырнадцати пишущих женскую прозу писатель выделил трех, которые «пишут на нереально хорошем языке». Остальные девушки, сокрушался составитель, пишут «пожиже».

У меня сразу возник этический вопрос к составителю: нельзя ли было не оглашать тех, кто «пожиже»? Или не печатать их?

Унижение наросло окончательно при чтении предисловия к сборнику женской прозы.

Называлось оно «Женщины выходят на свет».

Видимо, до недавнего времени они где-то прятались в припадке светобоязни.

«Просто я просматриваю совершенно отчужденно мужской мир в современной литературе, в том числе и в моих книгах, — пояснял писатель. — Он полон ощущения мрака и тяжести жизни и во многом отражает реальность. А женская проза каким-то неизъяснимым образом выходит из этого ощущения, дает ощущение надежды».

Кроме неизъяснимости также выяснялось, что женщины — «тихие подвижники не быта, а бытия».

Пирожные макарони уже не помогали. Нужно было что-то делать. Подвигать бытие.

Тогда мы с Гусевой задумали издать сборник мужской прозы. И даже набросали черновик предисловия, изучив существовавшие предисловия к аналогичным женским сборникам.

«Мужчина выходит на свет

Сегодня особенно остро стоит вопрос: а нужна ли мужская проза современной литературе? Существует ли пресловутая мужская проза?

Прежде всего это проза, написанная мужчинами.

Есть точка зрения, что там, на высотах духа, нет деления по половому признаку. Но мужская проза — это новый менталитет, который позволит писателю-мужчине выйти из изоляции, найти соратников, объединенных так называемой мужской стилистикой.

Мир мужчины иной, чем мир женщины. Ни одна женщина не сможет передать мир так, как воспринимает его мужчина.

Собранные под одной обложкой, эти тексты помогают понять, как эпоха отражается в мужских зрачках. Что за вкус у нее, что за цвет. О чем думает мужчина, как выживает в современном мире.

Если вчитаться в эти тексты, возникает вопрос, ­почему в этом мире почти нет женщин? Запропали куда-то женщины. Современный мужчина больше не надеется на них — приходится выживать самому. Это миф, когда говорят, что мужчины не могут обойтись без женщин. Могут. По крайней мере с недавнего времени.

Мужскую прозу отличают тонкие психологические нюансы, особая теплота взгляда на мир, жесткий реализм нередко соединяется в мужской прозе с тонким лиризмом и, может быть, даже сентиментальностью.

Наиболее часто авторами-мужчинами используются жанры романа, рассказа, повести и эссе.

Мир, описанный в этой книге, уникален. Он движим мужчиной. Мужчина здесь живет изо всех сил и не сдается до последней минуты. Он сам может выбрать, быть ему счастливым или несчастным. Иными словами, он может все.

Голоса авторов, представленных в сборнике, такие разные, но они сливаются в один монолог о нелегкой мужской доле. Это попытка вырваться из стереотипа о мужчине, закодированного в патриархальной культуре. Традиционные модели мужественности подвергаются в современной мужской прозе энергичному разрушению. И мы задумываемся: простое мужское счастье — в чем оно?

Некоторые скажут, что нет мужской прозы, а есть только литература хорошая и не очень. Все это так. Но, отвечая на вопрос скептиков, в том числе и противоположного пола, скажем: мужская проза существует не как прихоть. Она существует как неизбежность, продиктованная временем».

Сейчас мы с Гусевой ищем авторов.

Если честно, в театре, наверное, дела обстоят посовременнее. Я, слава богу, не помню попыток поговорить о «женской» пьесе. Режиссуре. Сценографии.

И еще: Гусева яростно требовала, чтобы я разъяснила наше негодование. Но мне ­кажется, это лишнее. Спустя век существования феминистской мысли. Можно погуглить, если что.

У партнеров

    Реклама