Большая, но тихая геополитическая игра

Федор Лобанов
11 октября 2012, 00:00

Завершился прошедший практически незаметно визит в Москву главного пакистанского военного генерала Ашфака Первеза Каяни. Его приезд стал промежуточной развязкой большой геополитической интриги — отмененного в последний момент первого в истории визита главы России в Пакистан, который должен был ознаменовать новый этап в отношениях Москвы с единственной мусульманской ядерной державой

Фото: Khaqan Khawer/EPA
Генерал Каяни с подчиненными в горах

В начале октября Владимир Путин должен был прибыть в пакистанскую столицу Исламабад на саммит «душанбинской четверки» — регионального форума лидеров России, Таджикистана, Афганистана и Пакистана. Несмотря на внешне невыразительный формат, событие должно было стать историческим: никогда еще российские лидеры не посещали с визитами Пакистан — вторую по населению мусульманскую страну мира, ядерную державу и ключевого игрока в Южной и Средней Азии.

Однако в последний момент визит сорвался. Официально он не планировался вовсе. Полуофициально — не удалось согласовать графики. Неофициально — не согласовали позиции по предполагаемому газопроводу Иран — Пакистан — Индия. И, разумеется, любые движения в российско-пакистанских отношениях невозможны без оглядки на Индию — главную страну Южной Азии и давнего стратегического партнера России.

 Однако запрос на развитие отношений налицо, подтверждение тому — визит генерала Каяни в Москву. Его должность не должна вводить в заблуждение: Пакистан — страна, большую часть своей истории возглавлявшаяся военными, не говоря уже о степени неформального влияния генералов на политику Исламабада.

Геополитический контекст истории лежит на поверхности и уходит корнями во времена послевоенной деколонизации Азии и холодной войны. Пакистан был образован в 1947 году в результате раздела бывшей Британской Индии по религиозному признаку. Собственно Индия быстро оказалась в числе лидеров мирового Движения неприсоединения и стала главным партнером СССР в регионе. Эта связь еще более укрепилась после охлаждения отношений Москвы с Пекином, до сих пор имеющим территориальные споры с Индией.

Пакистан, спорящий с Индией за населенный в основном мусульманами регион Кашмир и уже воевавший с ней по этому поводу четыре раза, сделал ставку на сближение с США и позднее с Китаем. Плодами этого союза стали поддержка Пакистаном и США афганских моджахедов во время советского вторжения в Афганистан и нынешнее американо-пакистанское сотрудничество в борьбе с талибами. Однако после окончания холодной войны прежние отношения и связи в регионе пришли в движение.

Между Пакистаном и США накапливалось все больше противоречий и раздражения, особенно после американского вторжения в Афганистан: регулярные авиационные удары американцев по его территории вызывали ярость Исламабада, а Вашингтон подозревал союзника в том, что он оказывает помощь талибам. Тогда же, в середине нулевых годов, США начали предпринимать активные попытки наладить более тесные отношения с Индией, что вызвало еще большую тревогу Пакистана.

 Все это время партнерские отношения между Россией и Индией только крепли, эта страна стала главным импортером российского оружия.

Приглашение Путина в Пакистан, срыв визита и приезд генерала Каяни в Москву, судя по всему, фиксируют выход на поверхность новых тенденций в отношениях крупнейших мировых держав в стратегически важном для России регионе. Пакистан, озабоченный американо-индийским сближением, начал очень осторожно прощупывать возможность уравновесить его налаживанием отношений с Россией. А Москва пока предпочитает взять паузу, дорожа своими хорошими отношениями с Индией и пытаясь оценить, что может дать ей потепление отношений с Пакистаном. В этом ей, возможно, помогут состоявшиеся у генерала Каяни в Москве переговоры.