Музыка

Афиша
Москва, 11.10.2012
«Русский репортер» №40 (269)

Grizzly Bear

Shields

Мнение

Защищенная красота

Grizzly Bear — группа, безусловно, пижонская. Ее любят интеллектуалы и профессиональные музыканты (например, среди поклонников Grizzly Bear рэперы Jay-Z и Влади). То есть Grizzly Bear сегодня является для нас примерно тем же, чем King Crimson был в 70-е — музыкой для людей с хорошим вкусом. Знаете, на ютубе есть такой популярный комментарий: Good taste of music brought me here («Хороший музыкальный вкус привел меня сюда»). Так вот, это про них.

О новом альбоме Shields уже отозвались c восхищением (и группа, не стесняясь, кричит об этом на своем сайте) почти все значимые музыкальные издания, от Billboard до Pitchfork. Последний поставил ему высшую оценку критиков и присудил статус best new music, что означает как бы коронацию в музыкальном царстве.

Гитарные эскапады первой же песни Sleeping Ute показывают, что Grizzly Bear на пару голов выше многих своих современников. Вторая песня чудесная, третья (Yet Again) — изумительная и вообще хит. Красивые, одновременно понятные и  необычные мелодии, акустические барабаны, кристальный голос Эдварда Дроста, идеальная запись — все очень хорошо.

И все-таки что-то не так. Обычно, когда слушаешь хорошую музыку, через некоторое время сродняешься ней. С Grizzly Bear не сродняешься (похожая история у меня с Муджусом). Может, все дело в том, что на альбоме Shields нет ни одной грустной песни?

Они все четкие, продуманные и красивые, как шахматная партия, но ни одна не прорывается в твое личное пространство. В этом смысле название у альбома говорящее — «Щиты». Grizzly Bear как человек, искренних отношений с которым никогда не получится, потому что он слишком закрыт.

Наталья Зайцева, музыкальный обозреватель «РР»

12/10, 20.00

Ляпис Трубецкой

Arena Moscow

Презентация одного из лучших русскоязычных альбомов этого года от полузапрещенной белорусской команды. «Рабкор» — альбом, в котором политические убеждения (анархизм) и жанровые предпочтения (панк-рок) группы «Ляпис Трубецкой» обрели наиболее четкую форму. Возможно, потому что группа почти избавилась от иронии, вносившей некоторый сумбур в образ «ляписов» прежде. Сергей Михалок писал «Рабкор», будучи уже персоной нон грата в Белоруссии, а под конец и вовсе став политическим иммигрантом: за высказывания против президента Лукашенко его привлекают к суду. Понятно, что в такой ситуации перо поэта заостряется.

14/10, 19.00

Эдита Пьеха

Государственный Кремлевский дворец

Самая популярная советская певица, икона стиля и первая эстрадная исполнительница, которая сняла микрофон со стойки и начала двигаться с ним по сцене. Своим талантом Пьеха переломила даже советскую культурную бюрократию, первоначально сопротивляющуюся западным веяниям в творчестве польской певицы. В Кремле Эдита Пьеха отметит юбилей, следуя традиции праздновать свой день рождения на сцене.

13/10, 20.00

Dead Can Dance

Crocus City Hall

В детстве у меня была черная футболка с пляшущими скелетами, и на ней было написано Dead Can Dance. Казалось, такая группа должна играть какой-нибудь металл, но нет: Dead Can Dance — это очень даже спокойный эмбиент с элементами кельтского фолка и прочих народных песен. Легендарная группа приезжает с концертом в Россию впервые, чтобы презентовать свой свежайший альбом Anastasis.

13/10, 21.00

The Retuses

China Town Cafe

Молодая российская группа, сразу же вызвавшая к себе интерес своим необычным для здешней музыкальной среды стилем. На самом деле The Retuses не изобрели ничего нового — они все делают по лекалам популярного во всем мире жанра лоу-фай фолка, для которого характерно использование таких миленьких инструментов, как укулеле, аккордеон, акустическая гитара, флейта, треугольник и нежный голос а ля солист церковного хора мальчиков. И хорошо, что тут скажешь.

Новости партнеров

    «Русский репортер»
    №40 (269) 11 октября 2012
    Грузия
    Содержание:
    Грузинские ответы на главные русские вопросы

    Михаил Саакашвили стал президентом Грузии в 2004 году, после чего буквально перевернул бывшую советскую республику с ног на голову — или с головы на ноги. Он провел целую серию реформ, о которых в России только говорят. И сделал это предельно жестко, без оглядки на авторитеты предыдущего поколения, сложившиеся политические и бытовые традиции, неформальные связи и личную дружбу. В этом смысле результат правления Саакашвили очень интересен для исследования как возможный ответ на популярные русские вопросы — от борьбы с коррупцией до необходимости шоковых реформ. На примере Грузии мы можем наглядно проследить, что произойдет, если то или иное политическое начинание довести до его логического конца

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Репортаж
    Реклама