Суперфильтрация

Актуально
Москва, 11.10.2012
«Русский репортер» №40 (269)
Впервые после восьмилетнего перерыва в России снова пройдут губернаторские выборы: 14 октября региональных лидеров будут избирать Амурская, Белгородская, Брянская, Новгородская и Рязанская области. Одновременно пройдут выборы в ряд региональных и городских парламентов, а также выборы мэров нескольких городов, в том числе подмосковных Химок. «РР» изучил наиболее показательные предвыборные коллизии, расклады и маневры

Фото: Николай Дудукин/PhotoXPress

Отфильтрованный губернатор

Самый громкий предвыборный скандал случился незадолго до единого дня голосования, когда никто никаких интриг уже и не ждал. По иску кандидата-коммуниста Вадима Потомского был снят с выборов действующий брянский губернатор Николай Денин. Представитель КПРФ утверждал, что как минимум 27 подписей местных депутатов, предоставленных Дениным в ­избирком в рамках прохождения «муниципального фильтра», поддельные. Облсуд неожиданно с ним согласился, вызвав шок у «Единой России», кандидатом от которой шел Денин, областной администрации и ЦИКа.

Правда, не исключено (и очень вероятно), что к моменту выхода этого номера Денина в статусе кандидата восстановит Верховный суд, куда тот подал соответствующее заявление. Тем не менее «казус Денина» стал пока единственным прецедентом, когда пресловутый «муниципальный фильтр» сработал наоборот: если до этого региональные власти использовали его, чтобы не допустить до выборов сильных оппозиционных кандидатов, то теперь этот инструмент на вооружение взяла оппозиция.

Этот самый «фильтр» стал основ­­ной и наиболее спорной ­новацией вернувшихся выборов. Чтобы получить право избираться, кандидаты в губернаторы должны заручиться письменной поддержкой муниципальных депутатов. Это наше отечественное ноу-хау. Во всем остальном мире похожую процедуру иногда применяют лишь во время выборов главы государства. Например, во Франции каждый потенциальный претендент на Елисейский дворец должен собрать порядка пятисот подписей депутатов ­республиканского парламента, местных депутатов или мэров городов. Это меньше 1% от общего количества возможных подписантов. У нас же кандидат в губернаторы должен собрать 5–10% подписей муниципальных депутатов.

Муниципалы — самое зависимое и неразвитое звено российской системы власти, так что главы регионов легко могут диктовать им, за кого подписаться, а за кого нет. Такой расклад естественным образом привел к целому ряду перекосов. Так, «Правое дело» сумело выдвинуть своих кандидатов на губернаторских выборах в Новгородской и Рязанской областях, несмотря на то что у партии нет в этих регионах вообще ни одного муниципального депутата, а рейтинг ничтожен. Сами кандидаты — типичные спойлеры.

С другой стороны, в той же Новгородской области в выборах не смогут принять участие действительно популярные по местным меркам политики Ольга Ефимова из КПРФ и Алексей Афанасьев от «Справедливой России». «Фильтр» фактически убил интригу в Новгородской, Амурской и Белгородской областях: до выборов допустили только самых проверенных и безопасных для власти кандидатов.

Штаб Денина прокололся на безалаберности и ощущении вседозволенности: 27 муниципальных подписей, на которые обратили внимание коммунисты, были сделаны одной рукой. Суд, конечно, мог это обстоятельство легко проигнорировать, но на его «принципиальную позицию», видимо, повлияло наличие серьезнейшего конфликта между губернатором и местным правоохранительно-силовым блоком. МВД неоднократно обвиняло близких к главе региона людей в коррупции и мошенничестве. А по делу вице-губернатора Николая Симоненко о передаче региональной земли и недвижимости частной фирме Денин был допрошен как свидетель.

В Кремле опасность подобных ситуаций осознавали и, даже имея возможность руками губернаторов «фильтровать» списки кандидатов, рисковать не стали и незадолго до возвращения выборов переназначили нескольких губернаторов в ключевых ­регионах. В частности, в Московской области Сергей Шойгу безо всякого электорального процесса сменил Бориса Громова, у которого в этом году завершился срок полномочий.

Искусство компромисса

Нынешние выборы дали примеры и более тонкой игры. Иногда, впрочем, на грани откровенного цинизма. Очень некрасивой оказалась история Игоря Морозова, который был выдвинут в губернаторы Рязанской области от «Патриотов России» при поддержке как части оппозиции, так и некоторых функционеров пережившей раскол рязанской «Единой России» во главе с бывшим главой регионального политсовета партии Сергеем Сальниковым. Но Морозову пообещали кресло сенатора, и он снял свою кандидатуру в пользу губернатора Олега Ковалева, который фактически остался без конкурентов.

В итоге тяжелый удар получили и оппозиционеры, и едино­­россы-«раскольники». Остается лишь гадать, был ли демарш ­Морозова запланирован с самого ­начала (в пользу этой версии говорит тот факт, что при регистрации он получил 130 подписей муниципалов-единороссов) или это был вынужденный поступок человека, которому сделали «предложение, от которого невозможно отказаться».

Любопытная интрига складывается вокруг выборов в городскую думу Ярославля, мэром которого в апреле стал Евгений Урлашов. Несмотря на то что ранее Урлашов состоял в «Единой России», весной его поддержала объединенная оппозиция: КПРФ, «Справедливая Россия», «Яблоко», а также многочисленные ­активисты уличного протестного движения, специально приехавшие поддержать Урлашова из столицы.

Но накануне выборов городских депутатов Урлашов заметно смягчил свою оппозиционность. Прямо во время предвыборной кампании он встретился с секретарем генсовета «Единой России», вице-спикером Госдумы Сергеем Неверовым, после чего тот заявил, что для его партии важно «конструктивно взаимодействовать с мэром». Мэр в свою очередь сообщил журналистам, что ему «очень хотелось, чтобы Ярославль попал в ряд региональных проектов и программ “Единой России”, и Неверов это обещал».

Тех, кто раньше поддерживал Урлашова, такой подход немного смутил, но мэр высказался в том смысле, что в партии власти будто бы именно сейчас наметились серьезные обновления: «Не скрою, что я критиковал “Единую Россию” в течение нескольких лет, что нет обновления, нет динамики, нет развития. Но сейчас эта динамика у них пошла».

Занимательный факт: вслед за Неверовым закрепить договоренности в Ярославль наведался еще один депутат-единоросс, боксер-тяжеловес Николай Валуев. Это, однако, не помешало ­Урлашову встретиться также с ­лидером эсеров Сергеем Мироновым. В преддверии выборов в гордуму мэр энергично маневрирует. И его логику можно понять. Он не хочет терять голоса протестного электората, благодаря которому победил, но и ссориться с федеральным центром и областным руководством, от которых зависят дотации и ­социальные субсидии, ему ­также не хочется.

Совершенно особое место занимают выборы мэра в Химках. Одиозная репутация бывшего градоначальника Владимира Стрельченко сделала их в глазах «прогрессивной общественности» ареной борьбы сил добра и зла. Первые, очевидно, представляет лидер движения «За Хим­­кинский лес» Евгения Чирикова, видеоролик в поддержку которой недавно записал режиссер Эльдар Рязанов. Люди культуры, начиная с рок-музы­­канта Юрия Шевчука, вообще ­горячо поддерживают экологическую активистку.

Но, судя по социологическим опросам Левада-Центра и ВЦИОМа, пока Чирикова, ­несмотря на репутацию борца, занимает лишь третье место в рейтинге кандидатов. Ее опережают исполняющий обязанности мэра Олег Шахов и экс-префект Северного округа Москвы Олег Митволь.

Объяснений этому может быть три. Во-первых, Шахов обладает огромными административными возможностями, его поддерживает Шойгу, все городские газеты слагают ему панегирики, а у Митволя, в отличие от Чириковой, есть серьезные финансовые ресурсы. Во-вторых, оппозиция накануне выборов так и не смогла договориться, выставила сразу несколько кандидатов, что раздробило протестный электорат. И наконец, жители города, возможно, и ценят идеалисти­ческие порывы Чириковой, но не видят в ней, по крайней мере пока, хозяйственника и управленца.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №40 (269) 11 октября 2012
    Грузия
    Содержание:
    Грузинские ответы на главные русские вопросы

    Михаил Саакашвили стал президентом Грузии в 2004 году, после чего буквально перевернул бывшую советскую республику с ног на голову — или с головы на ноги. Он провел целую серию реформ, о которых в России только говорят. И сделал это предельно жестко, без оглядки на авторитеты предыдущего поколения, сложившиеся политические и бытовые традиции, неформальные связи и личную дружбу. В этом смысле результат правления Саакашвили очень интересен для исследования как возможный ответ на популярные русские вопросы — от борьбы с коррупцией до необходимости шоковых реформ. На примере Грузии мы можем наглядно проследить, что произойдет, если то или иное политическое начинание довести до его логического конца

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Репортаж
    Реклама