7 вопросов Сергею Удальцову, координатору «Левого фронта»

Андрей Веселов
25 октября 2012, 00:00

Лидер «Левого фронта» Сергей Удальцов стал одним из фигурантов дела о будто бы имевшей место подготовке массовых беспорядков. Так Следственный комитет России отреагировал на появление в эфире НТВ скандального фильма «Анатомия протеста-2» и видеозаписи, где люди, похожие на представителей оппозиции, обсуждают с человеком, похожим на грузинского парламентария Гиви Таргамадзе, возможности проведения массовых беспорядков в регионах России: с Сергея Удальцова взяли подписку о невыезде, еще двух активистов оппозиции, Константина Лебедева и Леонида Развозжаева, арестовали

Фото: Misha Japaridze/AP

1. Запись, которая была продемонстрирована в эфире НТВ, подлинная или поддельная?

Это фальшивка и подделка. Я себя на ней не идентифицирую. Источник этой записи неизвестен — а значит, она не может служить доказательством по уголовному делу. Я знаю, что меня тотально прослушивают. Могли постановочное видео смонтировать с какими-то моими реальными нарезанными фразами.

2. В СКР утверждают, что по итогам фоноскопического исследования признаков монтажа в записи не обнаружено.

Это очередная ложь Следственного комитета. Если кто-то еще думает, что в СКР работают безгрешные люди, которые говорят только правду, то я могу их разочаровать. Он врет, потому что уже известен факт, что аудиозапись наложили на видео. Это признают даже сотрудники НТВ.

3. И все-таки, встречи с грузинами в Минске были?

Да, этим летом я был в Минске. Встречался со своими товарищами по протестному движению. А также провел встречу с бизнесменами, среди которых были и кавказцы. Я не знаю, грузины они были или нет, но вполне возможно. Нас интересовала возможность совместных бизнес-проектов. Не секрет, что оппозиции нужны деньги. Мы встречаемся с представителями бизнеса. Предлагаем оказывать легальную помощь нашей организации. Этим занимаются все политические структуры.

4. Но ведь брать деньги на политическую деятельность из зарубежных источников запрещено.

Мы этого и не делаем. Речь шла о том, чтобы организовать легальный бизнес в России. Никто не собирался брать деньги у иностранных государств или спецслужб. Это уже чье-то воспаленное воображение. А вот привлекать отечественный бизнес к финансированию оппозиции — это нормально.

5. На допросе в СКР вы говорили, что одним из участников той встречи был некий Георгий Васильевич. Он и бывший руководитель грузинского парламентского комитета по обороне и безопасности Гиви Таргамадзеодно и то же лицо?

Это абсолютно разные люди. О существовании Таргамадзе я узнал из программы НТВ. Следователю я так и сказал. Мне нет смысла лукавить. Все мои встречи проходят под наблюдением.

6. Почему так по-разному поступили с вами и с вашим помощником Константином Лебедевым? С вас взяли подписку о невыезде, а его арестовали.

Это банальная следственная разводка. На него будут давить, говорить: «Ты сидишь, а Удальцов на свободе». Меня подталкивают к тому, чтобы я уехал из России. А в принципе следующий шаг — это мой арест. Вопрос только в сроках.

7. А что произошло с Леонидом Развозжаевым? В СКР утверждают, что он написал явку с повинной.

Его сначала похитили в Киеве, а потом неизвестным образом доставили в Москву, где якобы арестовали, хотя в СИЗО адвокаты его найти не могут. Это бандитизм. Что касается его якобы признания, то это либо дезинформация, либо самооговор, сделанный под пытками. Развозжаев, когда его привезли, кричал, что его пытали два дня. Это возвращение 30-х годов, Средневековья.