Книги

25 октября 2012, 00:00

Мнение

Кому дать Нобеля

Книжные критики не избалованы внимнием, как, впрочем, и вообще литературная тематика как таковая. О нас и о литературе СМИ вспоминают несколько раз в год: во время осенней Московской книжной ярмарки, когда вручают «Большую книгу», когда Пелевин выпускает новый роман, когда Путин встречается с писателями… И конечно, когда вручают Нобеля.

Нас просят объяснить, зачем все это. Нобель особенно волнует рядового гражданина, ведь миллион достается не ему, а человеку, о котором этот гражданин до сего момента ни разу не слышал. И гражданин призывает критика и требует, чтобы тот разоблачил козни шведских академиков и гневно их осудил. «Вот ты, ты хоть раз слышал о живом китайском классике Мо Яне до того, как ему вручили премию?»

Отвечаю честно и лукаво: слышал. Внимательно изучил биографии потенциальных лауреатов по версии букмекеров. В общем, узнал о Мо Яне раньше сограждан, хотя и не намного.

Ужасаться на тему того, что дали неведомо кому, только чтобы польстить Китаю и извиниться перед властями за недавнее вручение Нобелевской премии мира крамольному диссиденту, я тоже не буду. Вручение литературной премии всегда компромиссно. Международной — особенно.

Литература не футбол и не бег. Здесь не может быть объективного победителя. Здесь всегда будут работать дополнительные факторы. Награждают не литературу как таковую, потому что в каждой стране и тем более в мире слишком много литератур. Награждают направление, школу, регион, тенденцию. Причем — по версии жюри.

Вот и сейчас шведы говорят миру: вы пользуетесь китайскими товарами, так пользуйтесь же еще и китайской литературой. Там много чего интересного. Переводчик Мо Яня Игорь Егоров рассказывает, что в Китае сейчас возродили старый жанр — саги о чиновниках. И он популярен. А у нас ровно за то же самое Александр Терехов «Нацбест» получил!

Константин Мильчин, литературный обозреватель «РР»

Андреас Штайнхефель

Рико, Оскар и тени темнее темного

Издательство «Самокат»

Рико — чрезвычайно любознательный мальчик, которого воспитывает мать-одиночка. Исключительно активный мальчишка постоянно пристает с дурацкими вопросами к соседям. Даже в качестве обычной книги про то, как «необычайно одаренный ребенок» познает мир, это была бы отличная работа. Но это еще и детский триллер про серийного преступника, который похищает детей и за которым Рико будет охотиться.

Алексей Смирнов

Скифы

Издательство «ЛомоносовЪ»

Краткий очерк истории скифов: откуда появились, куда исчезли, что после себя оставили, где это отставленное лучше посмотреть. Загадок в скифской истории много, мифологических наслоений еще больше, причем началась мифологизация скифов еще во времена Древней Греции. Даже кочевниками скифы были только часть своей истории. Когда они громили персидскую армию Дария в VI веке до н. э., то были еще вполне кочевым народом, а потом постепенно начали переходить к оседлому образу жизни.

Нассим Талеб

Черный лебедь

Издательство «КоЛибри»

Новое, дополненное афоризмами, впрочем, уже известными русскому читателю, издание культовой книги американского трейдера и философа ливанского происхождения Нассима Талеба. Черный лебедь — это метафора, которая обозначает нечто ну совсем непредвиденное. Как именно предвидеть «черных лебедей» в экономике, Талеб не объясняет. Скорее цинично рассказывает о том, что предвидеть что-либо очень сложно.

Лаура Риттенхаус

Письма Баффета

Издательство «Манн, Иванов и Фербер»

Подробный путеводитель по письмам, которые пишет величайший инвестор современности Уоррен Баффет акционерам своей компании Berkshire Hathaway. Это такой жанр — отчет руководителя перед акционерами; но письма Баффета особые: там и финансовые отчеты, и притчи, и покаяния в грехах, если грехи есть. Баффет хоть и один из богатейших людей мира, но тоже иногда ошибается. Так вот, свои ошибки он не забывает и часто приводит их в качестве примеров. Кстати, первоначально, на уровне черновика, письма адресованы родственницам Баффета: они тоже акционеры.

Михаэль Энде

Джим Пуговка и машинист Лукас

Издательство «КомпасГид»

Михаэль Энде (1929–1995) известен в первую очередь благодаря роману «Бесконечная история» . Цикл книг о Джиме Пуговке не был дебютом Энде, но прославил его. Сюжет подозрительно напоминает «Чебурашку»: главный герой, покуривающий трубку машинист Лукас, получает посылку, а в ней некое существо — собственно Джим Пуговка. Впрочем, на этом параллели заканчиваются.

Джоэль Мокир

Дары Афины

Издательство Института Гайдара

Попытка написать историю информации. Информация в виде научных знаний всегда была важнейшим ресурсом, просто осознавать ее значимость начали лишь в последнее время. Автор — американский ученый, специализирующийся на истории экономики, — разделяет два основных типа знаний: знания «о том, что», то есть об устройстве мира, и знания «о том, как», то есть о правильном использовании первого вида знаний. Через призму истории знаний в книге рассказана мировая история последних 150 лет.