Министр обороняется

Актуально
Москва, 01.11.2012
«Русский репортер» №43 (272)
Следственный комитет возбудил пять уголовных дел против сотрудников «Оборонсервиса» — госкомпании, в распоряжение которой переданы многие активы Минобороны. Обвинения в продаже по заниженным ценам бывшей «военной» недвижимости грозят последствиями не только высокопоставленным сотрудникам «Оборонсервиса», но и министру обороны Анатолию Сердюкову

Фото: Алексей Куденко/РИА Новости

Когда следователи приехали с обыском на квартиру к бывшей высокопоставленной чиновнице Минобороны и члену совета директоров «Оборонсервиса» Евгении Васильевой, они вряд ли предполагали, что пообщаются еще и с министром обороны Анатолием Сердюковым. Но пришлось. Министр поднялся на шум, который доносился во время обыска из квартиры этажом выше. В доме № 6 по Молочному переулку всего то ли шесть, то ли десять апартаментов, куда жильцы попадают через подземный гараж, а обслуживающий персонал — через двойной КПП и по спецпропускам.

Министр и его связи

Васильеву и Сердюкова связывает не только соседство, но и давние служебные и, должно быть, дружеские отношения. Познакомились они в конце 90-х в «кузнице кадров» современного российского политического класса — на юридическом факультете СПбГУ, где Васильева была студенткой, а будущий министр получал второе высшее образование. Кроме Васильевой Сердюков познакомился там и с другой студенткой, ее подругой Юлией Зубковой — дочерью Виктора Зубкова (в то время начальника налоговой службы Санкт-Петербурга) и своей будущей женой.

После окончания юрфака Сердюков, до этого занимавшийся мебельным бизнесом, ушел замом Зубкова в УФНС по Санкт-Петербургу, с чего и началась его блестящая карьера. Васильева же начала трудиться юридическим и налоговым консультантом в ряде петербургских коммерческих фирм.

Когда в 2007 году Сердюкова назначили министром обороны, Васильева заняла должность директора петербургского филиала столичной строительной компании «СУ-155» и одновременно стала советником на общественных началах первого заместителя мэра Москвы Владимира Ресина, а в 2009 году — советником замруководителя администрации президента России Александра Беглова.

Наконец, в 2010 году ее пригласили на работу в Минобороны, где она сначала заняла должность советника — начальника личного аппарата Сердюкова, а потом руководителя департамента имущественных отношений. Летом этого года Васильева перешла в «Оборонсервис».

— В Минобороны она занимала ключевую должность, — рассказывает «РР» руководитель Центра военного прогнозирования Анатолий Цыганок. — Занималась как раз тем, что перебрасывала в «Оборонсервис» из министерства те активы, которые команда Сердюкова считала будто бы непрофильными, — здания, земли, ремонтные предприятия.

Таким образом, учитывая тесную биографическую «спайку» министра и Васильевой, а также ее исключительную роль в Минобороны, можно смело утверждать, что удар по ней — это прежде всего удар по положению самого Сердюкова.

Как-либо препятствовать следственным действиям министр не стал, а прямиком от Васильевой поехал сначала в штаб-квартиру «Оборонсервиса», где также производились обыски, а позже в Ново-Огарево к президенту.

Показательно, что в день обысков Сердюков не явился на заседание правительства, отправив вместо себя заместителя и статс-секретаря Николая Панкова. Кроме того, министр отменил визит на пленарное заседание Госдумы, на котором ожидалось его выступление с отчетом об итогах деятельности военного ведомства.

Против следствия и прокуратуры

Сейчас Евгению Васильеву обвиняют в продаже по заниженным ценам гостиницы «Союз» и здания проектного института в Москве, а также загородного комплекса в Краснодарском крае. История не новая. Обвинения в «непрозрачности» и использовании «потенциально коррупционных схем» при продаже недвижимости в адрес Минобороны и аффилированных с ним структур звучали и раньше.

Так, в 2010 году о непрозрачности при продаже активов и осуществлении закупок говорил президент Торгово-промышленной палаты Евгений Примаков. Он сетовал, что команда Сердюкова отказалась от экспертиз, которые ранее проводила ТПП. Тогда же в Счетной палате Министерство обороны назвали «лидером по нецелевому использованию федеральных средств».

Скандалом обернулась и продажа в 2010 году всего за 7 млн долларов двух третей аэродрома «Кубинка» в Одинцовском районе Подмосковья (46 гектаров земли плюс постройки и инфраструктура) компании «Нафта-Москва» сенатора Сулеймана Керимова. По итогам той сделки известный летчик-испытатель, Герой России Магомед Толбоев даже бросил в сердцах: «У нас нет Министерства обороны. Вместо него большой ларек, где все продается».

Периодически по поводу того или иного хозяйственного инцидента возбуждались уголовные дела. Например, в сентябре в Свердловской области возбудили дело по факту незаконного вывода в частную собственность земель министерства, расположенных у Белоярской АЭС. Однако никогда ранее фигурантами таких уголовных дел не становились приближенные министра, а сами дела не были сформулированы таким образом, что задевали персонально Сердюкова и его авторитет. Они оформлялись как борьба с «отдельными недостатками».

— Его Кремль поставил, как налоговики выражаются, оптимизировать работу Минобороны по определенным схемам: приватизировать, продать. Он исполнитель. И он ни на метр не отходил в сторону, — делится своими соображениями с «РР» источник в центральном аппарате министерства. — И сейчас он искренне не понимает, что за претензии к нему предъявляются. Ведь он делает ровно то, зачем его поставили. Он с Кремлем буквально каждое свое действие согласует, как ученик.

Не исключено, что истоки нынешней атаки Следственного комитета следует искать в публичной полемике между Сердюковым и Медведевым, состоявшейся в конце июня, когда обсуждалась методика расчета финансирования военных городков, передаваемых от Минобороны муниципалитетам. Сердюков утверждал, что из-за отсутствия средств не имеет возможности утвердить эту методику, в ответ премьер сказал, что об этом нужно было докладывать раньше. Министр парировал, что раньше такой доклад от него был, чем поставил Медведева в откровенно нелепое положение. Возможно, Сердюков хотел показать, что подчиняется только Путину, но тем самым нажил себе врага.

Другая возможная причина заключается в том, что Министерство обороны как раз сейчас завершает формирование военной полиции, которая может откусить часть полномочий по правоохранительной деятельности в войсках и у военно-следственных подразделений СКР, и у военной прокуратуры. При этом организационно полиция будет, в отличие от последних, входить в министерство. То есть Сердюков находится буквально в шаге от того, чтобы получить свой «силовой орган».

Дополнительным подтверждением этой версии является тот факт, что в атаке на Сердюкова синхронно действуют СКР и прокуратура, которые отчаянно грызутся в прочих случаях (достаточно вспомнить дело подмосковных прокуроров). Так, главный военный прокурор Сергей Фридинский поддержал СКР, заявив, что «сложилась порочная система отжима денег из государственной казны через те операции, которые проводились подконтрольными Министерству обороны акционерными обществами».

У партнеров

    «Русский репортер»
    №43 (272) 1 ноября 2012
    Спецслужбы
    Содержание:
    Афиша
    Фотография
    Вехи
    Реклама