УДАР «третьей силы»

Актуально
Москва, 01.11.2012
«Русский репортер» №43 (272)
На выборах в украинский парламент случились и предсказуемые события, и сюрпризы. Предсказуе­мые — победа Партии регионов и поражение оппозиции, неожидан­­ный — взлет коммунистов и два сюрприза от партии «УДАР» Виталия Кличко. Первый — что набрала довольно много, второй — что не больше. Корреспон­дент «РР» разбирался, в чем феномен успеха и неудачи боксера, который решил стать политиком

Фото: Александр Косарев/Украинское Фото/PhotoXPress

Два часа после закрытия избирательных участков. Виталий Кличко пытается выглядеть невозмутимым. Едва не касаясь потолка головой, он заходит в подвальное помещение пресс-центра своего штаба в центре ­Киева, садится за трибуну и попадает в окружение пары десятков объективов, без остановки его фотографирующих. Видно, что нервничает.

— Пока еще рано подводить итоги, но можем сказать, что количество нарушений превышает ожидаемый уровень. Последняя неделя выдалась особенно грязной — партии применяли черный пиар и лживую информацию. Мы делаем все, чтобы ­манипуляций с голосами избирателей не произошло.

Кличко говорит то, что и ожидаешь услышать от политика средней руки в ночь выборов, он удивительно предсказуем. Он шел на выборы без внятной программы, но тем не менее его партия набрала почти 13% голосов. Это много для начинающего политика, за плечами которого лишь участие в выборах мэра ­Киева, но недостаточно для ­реальных претензий «третьей ­силы» на власть.

Украинская машина голосования

Алексей Давиденко, 32-летний производитель товаров для реабилитации инвалидов и пожилых людей, депутат Киевского городского совета, постоянно вскакивает из-за стола и расхаживает по залу солидного ресторана «Пивная мануфактура», где у него развернут штаб. Половина столов завалена ноутбуками и стопками бумаг, пива никто не пьет. Давиденко входит в близкий круг Виталия Кличко и избирается от УДАРа по мажоритарной системе в киевском ­одномандатном округе № 216.

Эти выборы в Раду — первые после конституционной реформы 2005 года, в результате которой половина мест в парламенте — 225 — отдается одномандатникам.

Давиденко объясняет: ему не хватает мобильных групп на 74 избирательных участках. Украинские нарушения, кстати, совсем не те, что в России. Главная техника влияния на итоги голосования называется «сороковники». Смысл ее вот в чем: в каждом доме в округе есть специальный человек, который за свою работу получит 600 долларов. Он располагает базой малоимущих соседей и должен как минимум сорок из них склонить к «правильному» голосованию. Для этого за два месяца до выборов он начинает выплачивать каждому из своих подопечных по сто гривен (примерно 400 рублей) в месяц, в месяц голосования платит 200 гривен. В день выборов «сороковник» приводит по очереди своих людей на участок, отслеживает, как они голосуют, а потом, вечером, дает им еще по 200 гривен. Плюс можно повесить агитацию на свой балкон — еще 200 гривен.

— Вот прямо сейчас ситуация: женщина приводит бабушек одну за другой, а нашего человека выгнали, — подбегает к Давиденко сотрудник штаба.

— Где? Поехали!

На участке крики, шум. Ругань. В итоге наблюдателя Давиденко на участок возвращают, но его это особо не радует:

— Людей не хватает. Чую я, потеряем все округа в Киеве таким образом.

И все же это сильно отличается от банальных, но эффективных вбросов и тем более от переписывания протоколов. «Сороковники» ближе к собственно борьбе на выборах, в конце концов их может устраивать и партия Кличко. Так что результаты выборов, скорее всего, отразят реальные предпочтения избирателей.

Запад есть Запад, Восток есть Восток…

В местной прессе выборы в Верховную раду иначе, чем решающими, не называли. Главная интрига — сможет ли Партия регионов в союзе с коммунистами ­получить конституционное большинство в парламенте?

Первые результаты говорят, что вряд ли, в том числе и из-за результатов партии «УДАР». Еще год назад социологические опросы ­отводили ей роль аутсайдера — от 0,5 до 1% голосов. Партия набрала ­намного больше, но, ­скорее всего, ее 13% близки к тому макси­муму голосов, который ­может ­набрать на Украине какая-либо «третья ­сила» вообще. Всерьез вмешаться в принципиальный спор между Востоком и Западом страны, похоже, невозможно. Как никому не удалось вмешаться в спор между Севером и Югом США, на основе которого и сложилась когда-то американская двухпартийная система. Лишь то обстоятельство, что накал этого спора на Украине пока что позволяет главным соперникам выдвигать весьма аморфные программы, дает и, скорее всего, будет давать шансы УДАРам, а также прямым сателлитам главных игроков. С другой стороны, такие партии мешают основным игрокам захватывать политическую монополию, делая их победы ­относительными.

Киевляне свой выбор объясняют просто: Кличко — известный и любимый в стране боксер, у ­него чистейшая биография, он ничем не запятнан, не воровал, не убивал (только бил, и то по правилам) и, самое главное, ­совсем не похож на приевшийся политический пантеон.

— У него нет бэкграунда, — говорит Юрий, молодой киевлянин. — К тому же, будет круто посмотреть на драки в Раде в его исполнении.

Андрей, аналитик информационного агентства, с которым мы полдня ездили в составе его мобильной группы, говорит, что УДАР берет неопределенностью.

— Это людей и привлекает — ­никто не знает, что это за партия, знают, что Виталий боксер, но как политика не знают. Все знают, что такое БЮТ и «Регионы», все настолько себя дискредитировали, а очень хочется во что-то верить. Но я бы так сказал: верят не в УДАР. Не верят всем остальным.

…Кличко есть Кличко

Пока УДАР прокладывал себе ­дорогу в Раду, на Украине много говорили о том, что у партии нет четкой идеологии и что вообще она карманный проект Януковича. Главное доказательство — УДАР не стал вступать в союзные отношения с объединенным оппозиционным блоком.

Андрей на это отвечает просто:

— Идеологии в классическом понимании на самом деле нет ни у одной партии на Украине — только наборы лозунгов, продуманной философской идеи ни у кого нет. В общем-то, идеология «Партии регионов» и идеология объединенной оппозиции ничем не отличаются друг от друга — только тем, кто будет у власти. Чем схемы обогащения за счет бюджета не идео­логия?

Уже после выборов, на брифинге Виталий Кличко дал понять, что не собирается сотрудничать с «Партией регионов» и коммунистами и готов обсудить всевозможные формы сотрудничества с оппозиционными партиями. Помимо того что это наилучшая позиция для политического торга, самому Кличко ни к чему продвигаемая регионалами отмена всенародных выборов президента: после нынешнего результата шанс сыграть заметную роль в президентской гонке появился у него самого. На парламентском поприще он, скорее всего, достиг своего потолка, а ярких идей, как у европейских зеленых, которым за счет четкой нишевой идеологии долго удавалось играть заметную роль в качестве младших партнеров партийных коалиций, у него нет.

Киев, при участии Максима Швейца

У партнеров

    «Русский репортер»
    №43 (272) 1 ноября 2012
    Спецслужбы
    Содержание:
    Афиша
    Фотография
    Вехи
    Реклама