Истории «Маяковки»: Русский Гамлет

15 ноября 2012, 00:00

В 1956 году британский режиссер Питер Брук и худрук «Маяковки» Николай Охлопков соединили актеров разных театров и разных систем в одном проекте: парные сцены из «Гамлета» были сняты для советского телевидения.

— Когда я увидела их «Гамлета», для меня это было… ну, другой мир совершенно. Костюмы у них были похожие, но другие. И все другое! — вспоминает Галина Анисимова, сыгравшая в том проекте русскую Офелию. — Снимали на Шаболовке. Я, Женя Самойлов, покойный уже — нам там дали маленькую комнатку. И такой пошел шорох-шорох!.. Приехали, приехали! Я дрожу как осиновый лист, Евгений Валерианович (Самойлов. — «РР») тоже волнуется дико. Потом он мне говорит: «Галя, перестань психовать. Давай их переиграем!»

Евгений Валерианович играл с Мэри Юр. И он как закричит на нее! Женя вообще любил все это, темпераментный был. Боже мой! И когда я увидела со стороны, я испугалась и убежала в уборную. И англичанка его испугалась страшно. Прямо отшатнулась, потому что он… ну, он вообще был темпераментный очень.

На следующий день нас пригласили на утренник: они играли утром. Зал битком… И я увидела совершенно другой театр. Я же ничего не видела в жизни, кроме своего театра и Москвы. А это совершенно другое искусство, другой театр. Они одеты были почти так, как мы. Но меня поразило существование актера на сцене. Скофилд играл на таком нерве, на такой страсти…

А после спектакля мы зашли к ним в уборную. И вдруг я увидела совершенно другого человека. Он был абсолютно выжат, мокрый, в халате. У него были такие рябушки — знаешь, после оспы. Он когда-то пережил оспу, и у него остались такие, много-много… А на сцене был бог.

А как Свердлин играл в нашем «Гамлете»! Вообще это все были великие ученики Мейерхольда, я всех застала: Бабанову, Штрауха, Свердлина, Охлопкова. Когда Охлопков очень заболел, он все время приходил в театр. Не мог жить без театра. Его приводили за руку, он приходил в свой кабинет, садился в кресло; уже плохо понимал все, но приходил в театр. Я однажды встретила его у лифта, он сказал: «Галя, живи подольше».