Рейтинг не идол

15 ноября 2012, 00:00

Бюрократия во всем мире пытается убедить население в профессиональной сложности, загадочности и сакральности своей работы. Отсюда, например, стремительная эволюция казенного языка и толстые щеки некоторых чиновников. Но наша бюрократия даже это умеет не очень. Если вы сравните рейтинг вузов, опубликованный здесь, и рейтинг министерства, то сразу почувствуете разницу. Хорошая работа и туфта вообще отличаются разительно — видно невооруженным взглядом.

Вышесказанное про бюрократию, конечно, во многом шутка. На самом деле без чиновников никуда, это нужная и полезная профессия. Человек со стороны, даже со здравым смыслом и квалификацией (например, врач, ученый или экономист-прогнозист), часто теряется и бывает живьем съеден любой мало-мальски бюрократической структурой. Многие ломаются уже на том, что не могут составить правильную бумагу, не говоря уже о способности добиться проведения нужного решения. Это понятно.

Но как понять бюрократов, которые сами не умеют играть в свои же бюрократические игры? Допускают очевидные и прозрачные глупости даже в бумагах, которые любой грамотный бюрократ сумел бы составить так, что мы бы и за сто лет расшифровки не поняли, что он написал глупость. Министерство образования — хоть прошлое, хоть нынешнее — просто бьет рекорды по очевидности своего идиотизма, за что, видимо, и пользуется славой прогрессивного министерства. Что стандарты старшей школы, что законопроект об образовании демонстрируют свою невнятность не хуже этого самого рейтинга.

Но самое неприятное происходит не на бумаге, а в жизни. Минобраз потому и не научился составлять документы и делать исследования, что ему это не надо. Бумаги можно писать неграмотно, потому что они всего лишь подстилка для некоторой «утвержденной» политики, которую они считают верной и, собственно, прогрессивной. И прошлый министр Фурсенко, и нынешний Ливанов не скрывали, что хотят сократить плохие вузы и объем бесплатных учебных мест, чтобы улучшить финансирование нормальных университетов и тратить бюджетные деньги на образование, а не на ерунду.

Сама по себе мысль недурная. Но это если есть действительное понимание того, как работает университет. Однако, судя по туфтовому рейтингу, дело для министерства не в правде и жизни, а в самом принципе рейтингования и оптимизации. А это значит, что, возьми они и самый лучший рейтинг, хоть тот же рейтинг «Эксперт РА», они бы все равно проводили очень плохую политику. Любой формальный принцип, возведенный в бюрократический абсолют, немедленно рождает чудовищ.

В нашем репортаже из Томского университета мы попытались показать, насколько невозможна формализация, например, атмосферы университетской свободы и концентрации общения. Формалист же глуповато убежден, что высшее образование — это «образование», то есть качество вложенной в головы и руки студентов информации. Но очевидно, что университет — это концентрация не только и не столько накопленного знания, но в первую очередь суперсовременной практики.

В качестве модели для понимания можно использовать хотя бы классический пример МФТИ, где преподавание сложнейшей физики со второго курса неотличимо от инженерной или научной практики. Еще более классический пример — хорошие мировые медицинские вузы: там нужно много зубрить, но нужно и многому учиться руками, причем на самом передовом уровне.

И в этом смысле любой рейтинг российских вузов имеет не слишком большую ценность, потому что сама университетская система у нас на уровне плинтуса. В основном даже лучшие вузы — это неповоротливые бюрократические машины, где «преподают преподаватели», студенты «косят», а активно работающих специалистов едва пускают на порог. Если бы ученых, инженеров, адвокатов, медиков и прочих выдающихся практиков среди профессуры было большинство, они бы давно выкинули унылых «хозяйственников» из ректоров. И вузы выставляли бы на конкурс профессорские позиции, искали бы лучших профессионалов по стране и по всему миру, а не держали бы ставки «для своих».

Это, конечно, определяется самой практикой: университеты зависят от состояния современной науки, медицинские вузы — от состояния медицины, юридические факультеты — от судебной системы.

Но все равно хороший университет даже с нашей небольшой по эффективному объему наукой сделать можно хоть завтра — вузовская система так забюрократизирована, что даже небольшой глоток свежего воздуха и творческой свободы способен сделать чудо. А бюрократическая оптимизация — все похоронить.