Александр Семенов с биостанции имени Перцова МГУ

Юлия Никитина
22 ноября 2012, 00:00
Фото: Ольга Грум-Гржимайло

Во время учебы на биофаке МГУ у меня были тройки, но я очень хотел в аспирантуру. Попасть туда в этом случае можно было только по рекомендации с работы. С этой целью я устроился на Беломорскую биостанцию (ББС). Быстро стало понятно, что в аспирантуру можно и не идти, а работе на станции я всецело принадлежу уже седьмой год.

Добираются сюда так: самолетом до Мурманска, а потом пять часов на машине либо поездом до станции Пояконда. Оттуда еще примерно час на станционном корабле. Когда есть снег, ездят по зимнику на снегоходах. По две недели осенью и весной, когда уже стаял снег, но море еще частично закрыто льдом, станция и люди на ней отрезаны от окружающего мира.

На станции за счет близости к морю тепло: когда вокруг минус 40, у нас минус 30. Настоящие полярная ночь и полярный день тут длятся всего по три дня, а с конца апреля по середину августа — белые ночи. В сезон температура обычно 15–17 градусов. Это в воздухе, а для воды такое — непозволительная роскошь: зимой и весной там градуса полтора минус, а летом плюс 8 — плюс 12. Нырять при такой температуре не то чтобы неохота, но довольно тяжело физически, мы пользуемся специальными сухими гидрокостюмами с сильным утеплением. Зато под водой — отдельный мир. Белое море не такое, как Красное, например. Там нет рифов, в основном многокилометровые илистые равнины. Но там поразительно много жизни и огромное количество объектов для исследования.

На моих глазах станция разительно поменялась к лучшему: одиннадцать лет ученые здесь сидели при свечах, потому что один местный мужик в лихие девяностые срезал электрические провода — не со зла, с голодухи. Сейчас есть и интернет, и мобильная связь. На станции около 50 человек технического персонала из местных: капитаны, буранщики, истопники… Потихоньку мы строим новые здания, покупаем оборудование.

Выбивать деньги, которых может уйти бесконечное количество, порой стоит неимоверных усилий, но благодаря этому ББС входит в двадцатку лучших в Европе. У нас есть современное лабораторное оборудование, например конфокальный микроскоп, с помощью которого можно быстро получить 3D-модель нервной системы какого-нибудь червячка, а также водолазное снаряжение, новые кораблики. На станции созданы уникальные условия для работы: лаборатория буквально в трех шагах от моря, к тому же можно попросить о сборе животных квалифицированных водолазов. Поэтому там все время куча народу — кто-то собирает данные годами, кто-то только приехал — и множество проектов в работе. Например, мы принимаем участие в глобальной программе баркодинга — это выделение ДНК из всех микроорганизмов, которые живут в море.

За лето через нас проходят около 600 студентов с шести полевых факультетов МГУ, которые учатся методам исследований. Поэтому, конечно, кроме лабораторий есть общественные места: «котлопункт» — столовая, в которой волонтеры ежедневно готовят на 120–180 человек, волейбольная площадка, костры. Скучать здесь особенно некогда: помимо работы и учебы все занимаются спортом, гуляют, купаются в ледяной воде, проводят праздник Нептуна и День ББС… Несколько раз в сезон проходят международные школы, на которые съезжаются лучшие профессора по своей специальности и студенты из разных стран — из Ирана, Австралии, Испании, Бразилии, с Гавайских островов и еще бог знает откуда. Практически все бывают в восторге: для большинства из них северное море — это экзотика.

 rep_275_089-2.jpg Фото: Александр Семенов
Фото: Александр Семенов

Сейчас, в ноябре, сезон уже давно закончился, но я ездил принимать новую «водолазку» — помещение для хранения оборудования взамен простоявшего 40 лет «временного» домика. А кроме того, хотел поработать в тишине. Поздней осенью в районе полярного круга работается отлично: ночью выходишь посмотреть на северное сияние, а днем не хочется высовывать нос на улицу, вот и строчишь себе в ноутбуке статьи в научно-популярные журналы и посты для «ЖЖ».

Любимая точка общепита

Привокзальная шашлычная в Кандалакше.

Любимый магазин

Кандалакша — ближайшее место, где можно закупиться: час на корабле и еще полтора на машине.

Любимое место прогулок

Остров Кастьян. Была еще Смотровая сосна, но за трухлявостью ее срубили — будем строить вышку.

Любимая достопримечательность

Подводная скала в часе хода от станции. Безымянная: здесь многое никак не называется.