Досуг на виражах

Вера Михайлова
22 ноября 2012, 00:00

Максим Белоцкий — менеджер проектов в крупном НИИ. В рабочее время он рекламирует достижения своего института, запускающего людей в космос, а в выходные садится за руль «Рено Клио» и участвует в любительском чемпионате Russian Hot Hatch Championship. Нынешний сезон стал для него самым успешным в карьере — он победил в своем классе и теперь мечтает выйти на профессиональный уровень

Фото: Юрий Иващенко для «РР»

Автоспорт — это не только «Формула-1» и ралли «Дакар». В теории даже старые «жигули» при правильной доработке могут стать гоночным болидом. Сегодня в нескольких крупнейших городах России проводятся соревнования, в которых может принять участие любой желающий на своей машине — были бы деньги. Несмотря на любительский статус чемпионата, такие соревнования играют огромную роль в развитии автоспорта.

— Согласно мировой практике количество профессиональных пилотов в международных формулах находится в прямой зависимости от массовости любительского автоспорта в стране. Из множества любителей постепенно вырастают профессионалы. По крайней мере, так должно быть, — считает гонщик Максим Белоцкий. — Гонки начинаются с того, что ты получаешь удовольствие. Есть люди, которые интересуются машинами, есть те, кому нравится быстрая езда. Есть мероприятия, где те и другие встречаются и соревнуются.

За последние несколько лет уровень российского автоспорта вырос благодаря приходу частных инвесторов. Раньше гонщик в России мог реализовать свои амбиции только на одном треке — в подмосковном Мячкове. С появлением частных автодромов, таких как «Смоленское кольцо», Kazan Ring, «Нижегородское кольцо», у пилотов появился хоть какой-то выбор. Тем не менее любительский автоспорт у нас все равно находится в плачевном состоянии.

— Люди все делают на собственном энтузиазме, — говорит Максим. — Владельцы трасс не ощущают конкуренции, поэтому цены за аренду трека очень высокие. Недавно открылась трасса Moscow Raceway. Там плата выше, чем где бы то ни было в мире. Например, выехать на автодром «Формулы-1» в Спа-Франкоршам стоит 200–300 евро за четыре сессии по 25 минут. У нас же здесь 7500 рублей за две сессии по 20 минут. Для сравнения: в Мячкове 20-минутная сессия стоит 1500 рублей. Из-за высоких цен позволить себе заниматься автоспортом могут только состоятельные люди или те, у кого есть поддержка, как у меня, например.

Финансовый кризис ударил по автоспорту во всем мире. Даже профессиональные гонщики не могут найти спонсоров для участия в престижных автосериях. Японский пилот «Заубера» Камуи Кобаяси, несколько лет выступающий в «Формуле-1», отчаянно ищет спонсоров через твиттер. Чемпион Мировой серии «Рено» Михаил Алешин пытался собрать деньги с помощью всероссийской интернет-акции «Народный пилот».

Понятно, что профессионалам требуются суммы совсем другого порядка, но им, по крайней мере, есть, что пообещать потенциальным спонсорам. В любительском автоспорте ситуация иная. Однако Максиму Белоцкому не пришлось искать деньги в соцсетях. Ему, гонщику-любителю, встретился бизнесмен — фанат автоспорта, который при этом сам не претендует на роль пилота. Человек азартный по натуре, он любит «раскачивать» автомобиль, улучшать его показатели. В итоге принадлежащий ему «Рено Клио», на котором ездит Максим, сильно отличается от своих собратьев, только что сошедших с конвейера.

— В техническом виде спорта все зависит от команды. Над одной машиной работает много людей. Задача пилота в такой ситуации — совмещать сразу несколько профессий: он должен досконально разбираться в технических нюансах, которые влияют на скорость движения; ему нужно быть менеджером, уметь себя продавать и искать спонсорскую поддержку. Он должен быть работоспособным. Если нет таланта, важность этого пункта многократно увеличивается: водить машину быстро.

Максим Белоцкий считает, что науку быть пилотом он освоил достаточно хорошо. Чтобы не останавливаться на достигнутом, сейчас он ищет возможность перейти на принципиально новый уровень — в RRC (Russian Racing Championship), главный в России профессиональный кузовной чемпионат по кольцевым автогонкам. Означает ли это, что в 32 года он радикально поменяет род занятий, Максим пока не знает — грань между хобби и делом всей жизни иногда очень тонка.