Фильмы

22 ноября 2012, 00:00
Иллюстрация: Эксперт Online

«В тумане»

Сергей Лозница

Туманность гуманизма

В прокат выходит «В тумане» Сергея Лозницы — экранизация одноименной повести Василя Быкова и актуальное кино об одной войне внутри другой.

Фильмы Лозницы структурны настолько, что в какой-то момент начинают казаться чистой математикой, парадоксальными формулами. «В тумане» — его самый минималистский, аскетичный фильм, но его медлительность затягивает и парализует едва ли не сильнее, чем турбулентный ритм «Счастья моего».

Никакой музыки, практически никаких громких звуков, кроме редких выстрелов. Всего лишь семьдесят два длинных плана на более чем двухчасовой фильм. Всего три героя, загнанных обстоятельствами войны в угол, который у каждого свой и из которого можно выбраться, только убив себя или убив другого. Причем не Врага с большой буквы, а просто того, кто рядом. А если откажешься, будешь заклеймен слабаком и предателем и обременен кафкианским чувством вины за то, чего не совершал. И одновременно за то, что чего-то не сделал...

Лозница — радикальный гуманист. «В тумане» — бескомпромиссное, хотя внешне очень спокойное кино о том, что у убийства может быть мотив, но, как у любого зла, не может быть оправдания. Эта максима была бы слишком простой, если бы не странная магия фильма — вроде бы абсолютно классического, даже старомодного, но при этом оставляющего зрителя с чувством выбитой из-под ног почвы. С ощущением внутреннего кризиса, когда даже сложные ответы на сложные вопросы перестают работать и ты остаешься один на один с полным непониманием того, что есть что и кто есть кто.

«В тумане» — еще и об этой подспудной туманности вроде бы четких идей, в том числе идей гуманизма, которые капитулируют при соприкосновении с абсурдом реальности — что с войной, что с миром. Тем более что они так легко переходят одно в другое.

Евгений Гусятинский, кинообозреватель «РР»

Самозванец

Барт Лейтон

1997 год. Пропавший три года назад Николас Баркли, мальчик из простой техасской семьи, найден в Испании. Семья счастлива: их не смущает даже то, что парень сменил цвет волос и глаз, говорит с акцентом и никого не узнает... Виртуозно сделанный документальный триллер с убийственной интригой — настолько фантастической, что невозможно поверить, что все происходящее на экране случилось на самом деле.

Возлюбленные

Кристоф Оноре

В центре фильма запутанные отношения матери и дочери — двух поколений и двух времен. Маме (Катрин Денев) повезло жить и зажигать в революционные шестидесятые: она вовсю наслаждалась тогдашней свободой и ни о чем не жалеет. Ее дочери (Кьяра Мастроянни, реальная дочь Катрин Денев) повезло уже меньше: она лишь пожинает печальные плоды бунта шестидесятых, отчасти и породившего нынешнее общество одиночек-индивидуалистов, не знающих, куда деть свою свободу. Размашистый портрет двух эпох и одновременно любовная сага с элементами мюзикла.

Мой парень псих

Дэвид О. Рассел

Проведя четыре года в психиатрической больнице, бывший учитель (Брэдли Купер) возвращается в дом матери и пытается помириться с бывшей женой, которая, как и все мы, тоже не без привета. Живая «независимая» американская комедия о том, что в ненормальных людях нет ничего особенного. Или даже о том, что здоровых людей нет вообще. Есть лишь необследованные.

Пьета

Ким Ки Дук

Первый же кадр фильма — свисающий с потолка окровавленный крюк, на который сейчас кого-то подцепят за горло. Так герой-ростовщик «разговаривает» со своими должниками. Последним ничего не остается, кроме как расплачиваться с ним собственной кровью — различными увечьями, которые покроет страховка. Разбудить в этом монстре человека призвана немолодая женщина, называющая себя его «блудной матерью». Новый фильм Ким Ки Дука, в котором все по-старому: завиральный сюжет, радикальный символизм и, конечно же, изощренная жестокость. «Золотой лев» последнего Венецианского кинофестиваля.