Анна и предубеждение

Блоги
Москва, 29.11.2012
«Русский репортер» №47 (276)
До премьеры американской версии «Анны Карениной» с Кирой Найтли в главной роли еще больше месяца, а блоги уже кишат всевозможными отзывами. Как нетрудно догадаться, фильмом Джо Райта, автора «Гордости и предубеждения», восторгаются в основном представительницы прекрасного пола

«Анна Каренина» Джо Райта — это потрясающе красивый фильм. Просто потрясающе. Изумительный визуальный ряд, изумительная музыка. И он ярок и прекрасен. Боже мой, да я впервые поняла, что Кира Найтли все-таки умеет играть! Это не Каренина из знакомого с детства романа, это что-то другое. Но это-то и хорошо!

А сцена самоубийства и мертвая Анна... Нет слов <…>

Я сходила на «Анну Каренину» с Кирой Найтли — это лучшая Анна, и лучший Каренин, и вообще… Все сделано невероятно умно и изящно, остроумно, театрально и точно. Никто давно не повествовал о свойствах страсти столь разнообразно, как это сделали Стоппард и Джо Райт (вот уж от него особенно никто ничего не ожидал). Действительно полный лексикон любви, это я вам как специалист (ну, или как дилетант-собиратель) говорю. Просто хоть бери каждого и описывай. Вот Груева, помнится, интересовалась, почему Анна кончает с собой — не из-за наркотиков ли. Тут ясно, что это ее проблема, внутренняя, что она сама себя не любит и потому не может поверить кудрявому мальчику, который честный и хороший, любящий, но что же тут сделаешь… И Каренин всем хорош, только не умеет чувствовать, вернее, не умеет показать, что чувствует, и уступить чувству тем более. Левин — такой рыжий сектант, зажатый догмой, так бы и спился, как брат его, тоже догматик, но ему повезло, Китти — недаром сестра Долли, умудренная своим маленьким горем, она в результате оказывается просто очень доброй женщиной <…>

И только с помощью танцев можно впихнуть в один, пусть и не короткий, фильм весь роман. Там поначалу вообще танцуют все, потому что такой russian style — это гармошка, кадриль, царская Россия, белогвардейцы, чиновники, мужики, падшие женщины, бороды, армяки, щи с капустой, аристократы, оперный театр, роскошь… И все это в одном флаконе, то есть одном балете.

Сходили с подругой на пресс-показ «Анны Карениной». Шли с глубочайшим предубеждением, ибо ну не умеют иностранцы не надругаться над русской классикой, а еще и Кира Найтли, и кошмарный Вронский, и странные костюмы, и… И мы ждали, что будет ужас-ужас-ужас. Предвкушали, что будем глумиться и хохотать. Первые кадры повергли нас в шок. А потом, а потом…

А потом мы поняли, что перед нами произведение искусства. На стыке театрального и кинематографического. Фильм и спектакль в одном. Воплощение шекспировского «Весь мир — театр, и люди в нем актеры».<…>

А еще она красивая. Особенно в тех немногих кадрах, где она коротко острижена после родов. Да что там: она вообще красивая. Раньше я ее красоту не воспринимала. Раньше ее красота казалась кукольной и неинтересной. Но она повзрослела, она обрела лоск и изысканность, она несколько утратила сияние юности, стала менее… глупой? Ну, и перестала широко улыбаться, да.

И еще у нее шея. Такая шея! И это удлиненное личико, и этот подбородок, так и хочется обвести пальцем все линии, убедиться, что настоящая <…>

И наверняка многим не понравится. Но это уж их проблемы. Возможно, даже правы они, а не я. Спорить об этом фильме я не буду. Нет смысла спорить о восприятии искусства. И даже так: Искусства. Уж слишком это личное...

В один день я посмотрела две контрастные киноленты: «Анну Каренину» режиссера Джо Райта и «Измену» Кирилла Серебренникова. От «Карениной» ожидала катарсиса, от «Измены» — дурного послевкусия, поскольку фильм Серебренникова «Изображая жертву» когда-то вызвал духовную изжогу. Мои ожидания не оправдались. Каренину в исполнении Киры Найтли хотелось поскорее столкнуть под поезд: слишком много надуманных истерик и бесчувственных реплик. Она словно не вышла из роли Сабины Шпильрейн в «Опасном методе». Сразу становится понятно: героиня захлебнется от страсти и убьется от ревности. Никаких душевных переворотов, одни голые эмоции. О любви и речи нет. <…> иногда занавес закрывался и экран превращался в полотно Вселенной — широкое русское поле. Красиво. Зримо. В общем, «фортепиано было в блестящей форме, но пианисту требовалась настройка».

Не верьте, если вам кто-то скажет, будто новая американская экранизация «Анны Карениной» с Кирой Найтли в главной роли — фильм неважный. Фильм чудовищный и чудовищно скучный. Знаменитый сценарист Том Стоппард и известный режиссер Joe Wright пропустили один из лучших психологических романов мировой культуры через киножернова «Мулен Руж». В принципе подобное эстетическое решение само по себе не в состоянии добить Толстого, лучшего Распутина русской литературы. А вот Кира Найтли его добила, и это ее личная заслуга. Бедняжка уже третий фильм бьется, как муха об стекло, пытаясь изобразить сложный внутренний мир русской женщины, что явно за пределами ее возможностей. В результате самым интересным персонажем оказывается Каренин в исполнении Jude Law, a скучающие зрители с нетерпением ждут прибытия паровоза. Им остается только разглядывать прекрасные интерьеры а-ля Марьиванна и наряды дам. Аплодисменты паровозу!

//superina.livejournal.com/389072.html

<…> Райт умеет с ней работать и раскрывает ее, как никто другой. А вот Вронский не наш, и куда ему до Ланового... Но в целом женщины всех возрастов пойдут на этот фильм и, скорее всего, будут плакать в кинозале...

У партнеров

    «Русский репортер»
    №47 (276) 29 ноября 2012
    Философия Стругацких
    Содержание:
    Борис Стругацкий: «Нельзя: трусить, лгать и нападать. Нужно: читать, спрашивать и любить близких»

    Борис Стругацкий всегда был открыт к общению. Правда, в силу возраста предпочитал переписку. На своем официальном сайте он регулярно отвечал на вопросы читателей и за последние полтора десятка лет не проигнорировал ни одно­го. Ответил Борис Стругацкий и на вопросы «РР». Из переписки, длившейся несколько недель, получилось одно из последних, а возможно, и последнее интервью с ним

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Репортаж
    Реклама