Антон Лысенков из Юрмалы

Среда обитания
Москва, 29.11.2012
«Русский репортер» №47 (276)

Юрмала — это несколько приморских поселков, административным усилием ставших районами одного города. Между ними до сих существуют незримые границы, в каждом — своя особая жизнь. Есть «звездный» Дзинтари, в здешнем концертном зале проходят песенный конкурс «Новая волна» и фестиваль КВН — два центральных события года. Зимой тут царит тишина, зато летом гостиницы Дзинтари и соседнего Майори переполнены, а пешеходная улица Йомос превращается в филиал Голливудского бульвара. Есть Лиелупе, здесь в дюнах среди сосен стоят помпезные особняки, выкупленные зажиточными россиянами и латышами. А вот Каугури — бывший рабочий поселок вокруг целлюлозно-бумажного комбината, в нем небольшие частные домики с огородами под окнами чередуются с панельными пятиэтажками. Каугури до сих пор совершенно не похож на район курортного города, тут круглый год идет настоящая взрослая жизнь.

Балтийский купальный сезон длится всего пару месяцев, и даже в разгар лета температура воды редко превышает 20 градусов. Вообще, море в Юрмале существует не для купания, а для того, чтобы на него смотреть, часами гуляя по бесконечному пляжу: город вытянут вдоль воды, так что береговая линия составляет около 35 км. Зимой море замерзает, и перед глазами открывается бесконечное белое пространство. Глядя на него, чувствуешь себя Амундсеном. Еще более фантастическое зрелище — это зимний шторм: среди ледяного крошева вздымаются изумрудные глыбы в человеческий рост… Совершенно марсианский пейзаж.

На побережье довольно много дореволюционных построек. Местный архитектурный стиль — это деревянные домики с резными ставенками и обязательно с башенкой. Многие уже стали историческими памятниками: по латвийским законам в эту категорию попадают все постройки старше ста лет. Хозяева обязаны сохранять их в первозданном виде, а если и делать ремонт, то используя аутентичные технологии и материалы. Такая реставрация часто оказывается местным жителям не по карману. В результате дома, бывает, вообще не ремонтируют, пока не рухнет крыша или не развалятся стены. После этого постройка автоматически выбывает из списка памятников, и счастливый хозяин может ее вообще снести.

Никакого конфликта русские — латыши в Юрмале нет. Существует какой-то кухонный фольклор, который гласит, что латыши все ленивые и ничего не умеют делать, кроме как петь песни. Русским, напротив, приписываются излишняя суетливость, крикливость и вороватость. Но на самом деле все живут дружно — насколько это возможно, учитывая геополитические разногласия последних семидесяти лет.

 rep_276_088-2.jpg Фото: Peter Schickert/Alamy/ИТАР-ТАСС
Фото: Peter Schickert/Alamy/ИТАР-ТАСС

Русский язык существует почти наравне с латышским. Сейчас появилась молодежь, которая не говорит «по-нашему», но ее не больше 20%, а в целом местные жители пользуются тем или другим языком «по случаю». Например, в момент сильных эмоциональных потрясений переходят на русский — видимо, он больше подходит для аффективных высказываний.

В Юрмале, как и везде в Латвии, культ натуральных продуктов. Когда мы с женой по неопытности спросили на рынке, не мороженое ли мясо, продавщица на нас обиделась. Местное молоко скисает в грозу — тут мы узнали, что это признак отсутствия в нем химии. Приезжим обязательно надо попробовать юрмальскую рыбу и пиво. А еще на местных рынках можно найти совсем неожиданные продукты, что объясняется любовью латвийских фермеров к экзотике: в окрестных хозяйствах можно встретить лам, страусов, оленей и, по слухам, даже кенгуру.

Любимая точка общепита

Ресторан Orizzonte, расположенный прямо на берегу моря. Тут вкусная европейская кухня и окна от пола до потолка.

Любимый магазин

Рыбный рынок в поселке Рагациемс под Юрмалой.

Любимое место прогулок

Берег моря.

Любимая достопримечательность

Межапаркс — кусок леса в центре города. Благодаря деревянным настилам по парку удобно ездить на велосипеде и роликах.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №47 (276) 29 ноября 2012
    Философия Стругацких
    Содержание:
    Борис Стругацкий: «Нельзя: трусить, лгать и нападать. Нужно: читать, спрашивать и любить близких»

    Борис Стругацкий всегда был открыт к общению. Правда, в силу возраста предпочитал переписку. На своем официальном сайте он регулярно отвечал на вопросы читателей и за последние полтора десятка лет не проигнорировал ни одно­го. Ответил Борис Стругацкий и на вопросы «РР». Из переписки, длившейся несколько недель, получилось одно из последних, а возможно, и последнее интервью с ним

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Репортаж
    Реклама