Фильмы

Афиша
Москва, 29.11.2012
«Русский репортер» №47 (276)

Иллюстрация: Эксперт Online

BRICK

Фестиваль британского кино

Мнение

Драйв безнадеги

В московском кинотеатре «Пионер» с 5 по 16 декабря пройдет фестиваль BRICK, посвященный британскому кино 80-х — эпохе консервативного тэтчеризма, который, сам того не желая, породил настоящий бум контркультуры.

Скинхеды и панки, геи и феминистки, нацисты и эмигранты из бывших британских колоний, яппи и социалисты старой закалки — все они стали главными и равноправными героями британских 80-х, смешавшись друг с другом под звуки диско в интерьерах кислотного китча и веселого кэмпа, которые характеризовали ту эпоху.

Сейчас кажется, что именно 80-е, а не навязшие в зубах 90-е заслуживают и ностальгии, и особой благодарности. В ­Англии тогда случился настоящий бум киноавангарда: ­Дерек Джармен, Питер Гринуэй, Теренс Дэвис, Салли Поттер, Крис Пети... По силе и воздействию он был сравним с ­60-ми, чьи идеалы тогда уже превратились в прах. На их могиле и возник этот новый радикализм, новая рассерженность — уже без иллюзий, надежд на будущее и даже без привычного романтизма.

Распрощавшись со всем этим, обретаешь какую-то особенную свободу — безоглядную, суровую и бесстрашную, которая, конечно, не может длиться долго. Герои 80-х сгорали ярко и быстро, как тот же Джармен или писательница ­Андреа Данбар — «гений и самородок из трущоб», трагически ушедшая из жизни в двадцать девять лет (по ее автобиографическому сценарию Алан Кларк снял трагикомедию «Рита, Сью и Боб тоже!»).

Эта отчаянная жизнь одним днем и обеспечила 80-м тот драйв, которого хватило и на 90-е, но уже не хватило на ­нулевые и нынешнее десятилетие. Поэтому, скорее всего, следующим бунтарям и авангардистам придется начинать все с чистого листа. Это, конечно, очень непросто. Но, с другой стороны, такой бесценный шанс выпадает далеко не всегда.

Ай Вэйвэй: никогда не извиняйся

Элисон Клаймен

Документальный портрет Ай Вэйвэя — самого известного из современных китайских художников и едва ли не главного тамошнего оппозиционера, который своими работами и акциями уже не раз выводил из себя власти и провоцировал их на ответные меры. В частности, художника не раз арестовывали, а его шанхайскую студию пустили под снос. Сейчас Ай Вэйвэй находится под домашним арестом, что, впрочем, не мешает ему продолжать свою подрывную деятельность. Этот фильм, кстати, китайские чиновники тоже хотят запретить, причем во всем мире.

Конвой

Алексей Мизгирев

Дезертира «нетитульной национальности» (Азамат Нигманов) конвоируют на суд в Москву, где он — не без помощи своих конвоиров, солдата и капитана, — проходит через все круги ада. Жесткое и очень честное кино о том, как человека ни за что превращают в жертву, но он все равно ­сохраняет себя и даже, как настоящий мученик, начинает чувствовать боль своих палачей, уже этим одерживая над ними победу. Приз за лучшую мужскую роль (действительно отличную) на «Кинотавре».

Песочный человек

Петер Луизи

Проснувшись как-то утром, Бенно обнаруживает в своей кровати гору песка и в ужасе понимает, что все это вывалилось из его собственного тела. Дальше хуже: ­песок сыплется из него не переставая и повсюду — на улице, на работе, во время свиданий. В попытках справиться с этим бедный парень попадает в еще более идиотские ситуации. Смешная абсурдистская комедия про нераскрытые возможности человеческого организма — и ­вообще про тело, которое хочет убить своего владельца.

Танец Дели

Иван Вырыпаев

Семь вариаций одной и той же истории о смерти, жизни, боге и прочем, которую разыгрывают одни и те же актеры на фоне одной и той же больничной стены. Новый фильм Вырыпаева — экранизация его же пьесы, в которой эффектно смикшировано все со всем. Смерть родственника, к примеру, срифмована с массовой гибелью еврейских детей в Освенциме, которой, как тут говорят, тоже надо сказать «да», хотя, если вдуматься, такие сентенции вызывают большие вопросы. Но если не вдумываться, от этого речитатива, к кино имеющего косвенное отношение, можно получить удовольствие.

Фотографии: Кино без границ; Русский Репортаж (2); Другое Кино (2); Парадиз; архив пресс-службы (6)

У партнеров

    «Русский репортер»
    №47 (276) 29 ноября 2012
    Философия Стругацких
    Содержание:
    Борис Стругацкий: «Нельзя: трусить, лгать и нападать. Нужно: читать, спрашивать и любить близких»

    Борис Стругацкий всегда был открыт к общению. Правда, в силу возраста предпочитал переписку. На своем официальном сайте он регулярно отвечал на вопросы читателей и за последние полтора десятка лет не проигнорировал ни одно­го. Ответил Борис Стругацкий и на вопросы «РР». Из переписки, длившейся несколько недель, получилось одно из последних, а возможно, и последнее интервью с ним

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Репортаж
    Реклама