Книги

Афиша
Москва, 29.11.2012
«Русский репортер» №47 (276)

Мнение

Маленькие и большие люди

Недавно мне позвонили с телевидения и попросили выступить в программе про конец света. «А я какое к нему имею отношение? Я же не физик, не астроном, не богослов и даже не городской сумасшедший. При чем здесь я?» «Ну, вы же книжный критик», — ответили мне.

Книжный критик — это очень близко к писателю. А писатель всегда на посту и в ответе за все. Приличных писателей на конец света не заманишь — обойдемся критиком.

В других странах тоже есть определенный культ писателя. Где-то поменьше, где-то побольше. Меир Шалев, великий израильский прозаик, жаловался, что там у них, в Земле обетованной, в писателях видят новых пророков. А пророков в Израиле почитали и продолжают почитать.

У нас же, как мне кажется, немного другая причина. Поскольку на протяжении всей российской истории ни суды, ни различные законодательные собрания никогда не выполняли своей функции, писатели волей-неволей становились инструментом демократии.

Демократия — довольно простой механизм: это когда есть кому пожаловаться, чтобы заступились. Писатели и заступались как умели, не всегда эффективно, но за маленького человека боролись. На нем вся русская литература стоит. Порой скучно, зато четвертая (или пятая, если прессу считать) власть.

Большинство писателей небогаты, но, несмотря на обилие чудовищной графомании, несмотря на то что теперь любой опубликовавший за свой счет какую-нибудь бессмысленную пропагандисткую брошюру мнит себя равновеликим (в лучшем случае) Льву Николаевичу Толстому, писательское звание до сих пор окружает ореол какой-то загадочности и невербализованной крутости. То есть в чем его крутость, уже никто не понимает, но все-таки понятно, что это не самый простой человек.

В общем, в условиях падения тиражей и неясных перспектив из-за надвигающейся всеобщей электронизации этот странный, но явно положительный статус остается основным бонусом для писателей. Всегда можно всласть поговорить о конце света.

Константин Мильчин, литературный обозреватель «РР»

Николай Кононов

Код Дурова

Издательство «Манн, Иванов и Фербер»

Биография одного из самых оригинальных российских бизнесменов Павла Дурова, написанная одним из лучших российских бизнес-журналистов Николаем Кононовым. «О чем беседовали Усманов и Дуров, обе стороны рассказывать отказались. Однако, сопоставляя данные из источников, близких к ним, канву удалось восстановить. Беседа развивалась примерно так — с учетом лексики Усманова, которая не раз заставляла вздрагивать коллег из Forbes в ходе интервью: — Десятку [миллиардов долларов] будете стоить? — Будем. — Скоро?— Ну, через три года».

Леонид Бугаев

Мобильный маркетинг

Издательство «Альпина паблишерз»

Небольшая, но насыщенная советами и иллюстрациями книга о настоящем и будущем продвижения товаров через мобильный интернет. Кому нужно, а кому не нужно делать приложения для мобильных телефонов, как использовать в маркетинге дополнительную реальность, что делать с мобильной рекламой и, наконец, каковы перспективы мобильного маркетинга. Про телефон-очки и про прозрачные дисплеи здесь тоже подробно написано.

Евгений Гришковец

Письма к Андрею

Издательство «Азбука-Аттикус»

Новая книжка Евгения Гришковца построена как эпистолярный роман — письма автора некоему Андрею, судя по всему, Тарковскому, хотя в предисловии автор намекает, что это может быть любой другой Андрей, например Рублев. В остальном — обычный Гришковец: местами веселый, местами грустный монолог в жанре «приятный гон». Ну, может быть, на этот раз более культурологично, чем обычно. С Тарковским, а уж тем более с Рублевым, надо говорить о серьезных вещах.

Борис Акунин

Черный город

Издательство «Захаров»

Перед самой Первой мировой войной Эраст Петрович Фандорин в компании азербайджанского Робин Гуда воюет в Баку с коварным революционером. Также имеются евнух, который метает ножи, веселая вдова с миниатюрным пистолетом, хитрый полковник, толпа кинематографистов, нелюбимая жена Фандорина и ее любовник, а также анархисты, эсеры, меньшевики, нефтеторговцы, шпионы, бандиты, катера, автомобили и один мотоцикл с коляской. В начале скучновато, но ближе к середине текста все встает на свои места.

Дэн Абрамс

Женщина сверху

Издательство «Альпина нон-фикшн»

В этой книге подробно, по главам и по пунктам разрушаются мифы о женщинах и перечисляются сферы, в которых от женщин больше толка, чем от мужчин. Итак, женщины лучше водят машину, женщины умнее инвестируют, женщины спокойнее переносят боль физическую и душевную, из женщин получаются лучшие дегустаторы, женщины-политики, ответственнее политиков-мужчин, а женщины-полицейские лучше выполняют свои функции.

Михаил Нисенбаум

Почта святого Валентина

Издательство «Азбука-Аттикус»

Симпатичный мейнстрим про мечту любого гуманитария: скромный преподаватель вуза после увольнения с работы обнаруживает у себя Силу. Не ту, что у джедаев, а вполне гуманитарную, как и он сам: главный герой пишет за других любовные и прочие письма, причем так убедительно, что хоть бизнес делай. Дальше начинаются разнообразные приключения, а герой, естественно, влюбляется не в ту, что нужно и можно. Порой предсказуемо, но всегда трогательно.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №47 (276) 29 ноября 2012
    Философия Стругацких
    Содержание:
    Борис Стругацкий: «Нельзя: трусить, лгать и нападать. Нужно: читать, спрашивать и любить близких»

    Борис Стругацкий всегда был открыт к общению. Правда, в силу возраста предпочитал переписку. На своем официальном сайте он регулярно отвечал на вопросы читателей и за последние полтора десятка лет не проигнорировал ни одно­го. Ответил Борис Стругацкий и на вопросы «РР». Из переписки, длившейся несколько недель, получилось одно из последних, а возможно, и последнее интервью с ним

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Репортаж
    Реклама