Эксперимент «Кижи»

Актуально
Москва, 07.02.2013
«Русский репортер» №5 (283)
Вторую неделю длится противостояние вокруг кресла директора музея-заповедника «Кижи». Министр культуры Владимир Мединский отстранил от должности Эльвиру Аверьянову и назначил Андрея Нелидова. Возмутились и сотрудники музея, и даже враги бывшего директора, у которой тоже неоднозначная репутация

Фото: Михаил Мешков

— Это был самый кошмарный день в моей жизни! — говорит корреспонденту «РР» Андрей Нелидов. — Крики, оскорбления, заявления. Но это все никак не соотносилось с истиной. Некоторые заявляли, что я развалил пароходство!

Назначенец Владимира Мединского в первый рабочий день не смог прорваться в свой кабинет сквозь освиставшую его толпу музейщиков и журналистов.

Нелидов хорошо известен в Карелии. Но не музейной работой, а деятельностью на посту главы республики. На набережной в Петрозаводске можно полюбоваться на его плавучий дом в полторы тысячи квадратных метров, в котором он путешествует по рекам Карелии.

— Это бывший функционер, который пытается завоевать земли. Все против него, а министерство поддерживает, — говорит о Нелидове академик Вячеслав Орфинский.

— Теперь надо смотреть за одним: куда деньги пойдут, — предупреждает архитектор-реставратор с мировым именем Александр Попов. — Все это задумали только для одного: чтобы делить деньги. Ничего личного — просто бизнес!

Исследователь народного зодчества Русского Севера Орфинский и реставратор Попов жестко конфликтовали с прежним директором Кижей Аверьяновой. Орфинский остановил две реставрации Преображенской церкви, чтобы спасти памятник от дилетантов. Вместе с Поповым они писали письма во все инстанции.

Конфликтный лифтинг

Уже 30 лет специалисты спорят, как реставрировать главную достопримечательность Кижей. С 80-х годов она держится лишь благодаря врезанному металлическому каркасу. Самый щадящий для памятника способ — раскатать его по бревнам и после бережной реставрации собрать заново. Но остановились на другом — на методе норвежского лифтинга: церковь подняли на домкратах и вытащили восемь венцов снизу. Эту технологию пробивала Аверьянова.

Независимые эксперты критиковали: неизвестно, как он покажет себя на таком крупном памятнике, ведь в Норвегии его применяют для маленьких построек. Но под него выделили 300 млн рублей, и работа пошла. Причем тендер, по словам Попова, выиграла фирма, которая не имела никакого отношения к реставрации и занималась металлическими конструкциями.

— Какая-то шпана курочит на глазах у всех памятник — и никто не может остановить! — возмущался тогда в разговоре с «РР» Александр Попов.

ЮНЕСКО грозилась внести церковь в Список всемирного наследия, находящегося под угрозой. Но вот Аверьянову уволили. Рады ли ее противники? Нет.

— Если хотите поменять директора музея — устройте конкурс. В уставе это не прописано? Ну, пропишите! — возмущается Александр Попов. — Чтобы человек был не случайным, чтобы он был известным.

Между музейщиками и реставраторами есть разногласия, но есть и общее: они профессионалы, говорят на одном языке. Нелидов для них — абсолютное зло, дилетант на троне.

Конгресс-холл «Кижи»

— Как вы получили это назначение? — спросили мы у Нелидова.

— Когда в интернете стали звучать концепции развития музея «Кижи», я подумал, что мой жизненный путь достоин, чтобы претендовать на эту должность. Я предоставил свои документы министру, и он принял решение о том, что моя кандидатура его устраивает.

С именем Нелидова связывают бизнес-план местного предпринимателя Ивана Романова. Это одна из концепций развития музея-заповедника, предполагающая среди прочего строительство в охранной зоне конгресс-холла на 300–500 человек, гостиницы, эко-деревни. Министерство культуры этот проект забраковало. Сам директор связь с ним отрицает:

— Я не знаю, что такое бизнес-план Ивана Романова, я прочитал в интернете. В самом докладе есть рациональное зерно. Нет абсолютно глупых вещей, везде есть рациональная черта. 

Все эти конгресс-холлы и гостиницы — для того, чтобы увеличить турпоток. По словам министра Мединского, он в последнее время упал с 200 до 160 тысяч человек в год. И это одна из претензий к Аверьяновой. Которую она не принимает.

— Был только один год, когда 200 тысяч туристов обслужили. А в среднем — 170–180 тысяч. В прошлом году — да, с большим трудом обслужили 160 тысяч. Но на Онежском озере долго стояли льды. Из-за этого мы потеряли много теплоходов. Кризис кругом. На теплоходах полная загрузка — 250 человек, у нас в этом году приходили теплоходы, где было 30–50 человек. Потом начались туманы, потом шторма. Но план, который нам Министерство культуры дает, — мы его выполнили.

Вообще-то, уточняет Аверьянова, для сохранения ландшафта и деревянных памятников желательно, чтобы на остров приезжало не больше 130 тысяч человек.

Другая проблема — «ракеты» из Петрозаводска принадлежат фирме-монополисту. В 2012-м цены на билеты выросли до 2500 рублей. Притом что плыть до Кижей всего час двадцать.

— За что вас уволили?

— Наверное, нужно было срочно устроить на работу чиновника, бывшего нашего губернатора!

Письма Путину

У музейных работников есть своя концепция развития Кижей. После решения об отставке Аверьяновой они написали письмо Путину. Его подписали 150 сотрудников музея.

Испугавшись скандала, министр культуры срочно прибыл в Карелию, встретился с главой республики и заявил о полном взаимопонимании. Извиняться перед музейщиками за переполох он отправил своего зама, а бывшего директора заочно наградил грамотой — «за долгую и плодотворную работу».

Ну, и чтобы окончательно разрядить ситуацию, министр пообещал, что осенью начнется конкурс на новую концепцию развития музея. В отличие от всех предыдущих он будет открытым.

У партнеров

    Реклама