Ая Сат из Кызыла

Среда обитания
Москва, 07.03.2013
«Русский репортер» №9 (287)

Одна из примет столицы Тувы — сажа. Зимой черными хлопьями покрыто все, включая снег, а жители носят только немаркую, темную верхнюю одежду. Если вам встретится кто-то в белой курточке — значит, это приезжий. Все дело в том, что в Кызыле очень много частных домов, которые отапливаются углем. Ходят даже слухи, что при вскрытии у кызылчан легкие тоже оказываются черными от сажи.

В городе намного больше частных «газелей», чем муниципальных автобусов. Местные предпочитают ехать даже на расстояния, которые можно пройти пешком минут за семь — десять, поэтому водители по просьбе пассажиров останавливают машину через каждые 10–20 метров. Зимой в транспорт придется садиться в любом случае: передвигаясь пешком, вы при кызылских морозах до минус 50° рискуете получить обморожения. После восьми вечера зимой и девяти-десяти летом общественный транспорт перестает ходить, и добраться куда-либо можно только на такси.

Впрочем, после того как стемнело, на улицу вообще лучше не выходить. Гулять в Кызыле в позднее время даже по центральным улицам можно либо большой компанией, либо если вы экстремал и ищете острых ощущений. К сожалению, город лидирует в России по количеству насильственных преступлений. Немало способствует этому отсутствие освещения. Однажды, уже привыкшая к огням большого города, я вышла в Кызыле из подъезда ночью и не могла понять, куда ставить ногу, настолько было темно.

Городские молодожены обязательно едут к памятнику на набережной, который отмечает географический центр Азии. Рядом стоят дома, в которых принимают шаманы. Вы заходите внутрь, спрашиваете о том, что вас волнует, и шаман, покамлав, дает вам ответ. Уходя, оставляете столько денег, сколько захотите. А чуть выше по течению реки находится буддистский храм. На полуденных чтениях сутр там всегда полно народу. Если вас мучает какой-то вопрос или вы хотите заручиться поддержкой высших сил, можно отстоять очередь к ламам. Они прочитают для вас сутру, и вы точно так же оставите столько денег, сколько пожелаете. Зачастую кызылчане ходят и к ламам, и к шаманам: в Туве издавна шаманизм и буддизм спокойно уживаются вместе.

Многие местные до сих пор соблюдают древние традиции гостеприимства кочевников: если вы понравитесь хозяину и убедите его, что вы крайне заинтересовались тувинской культурой и традициями, он запросто может поселить вас у себя и будет относиться как к почетному гостю. Что-то вроде этого случилось с музыкантом из США Шоном Куирком, которого настолько поразило местное горловое пение (хоомей), что ему стала сниться Тува и он переехал сюда жить. Здесь он обзавелся женой и тремя детьми, выучил тувинский язык, овладел национальным музыкальным инструментом игил и стал полноценным кызылчанином.

 rr0913_074_2.jpg Фото: Александр Кряжев/РИА Новости
Фото: Александр Кряжев/РИА Новости

Кстати, тувинский язык относится к тюркской группе и считается очень трудным для изучения. Он представляет собой одно из редких исключений среди потихонечку вымирающих языков малых народов России: подавляющее большинство этнических тувинцев владеют родным языком и предпочитают его русскому, немало и тех, для кого тувинский — единственный, особенно в глубинке.

Я прожила в Кызыле более двадцати лет и люблю его за отсутствие суматохи, присущей мегаполисам. Вы не увидите тут марширующих строго в направлении цели людей с отрешенными глазами роботов. Кызылчане проводят дни неторопливо, передвигаясь по городу в основном прогулочным шагом, с любопытством рассматривая прохожих. Если какое-то мероприятие назначено на определенное время, все приходят через час-два после официального начала. И те, кто умудрился опоздать только на полчаса, посмеиваются, оглядывая пустой зал и приговаривая: «Тувинское время».

Любимая точка общепита

Кафе «Кофеман».

Любимый магазин

«Сороковой» на улице Кочетова.

Любимое место прогулок

Набережная Енисея.

Любимая достопримечательность

Тувинский национальный музей.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №9 (287) 7 марта 2013
    Ядерная война
    Содержание:
    Реклама