Новейшая история репрессий

Актуально
Москва, 07.03.2013
«Русский репортер» №9 (287)
«Есть один способ победить мафию — создать свою мафию», — заявил глава Следственного комитета Александр Бастрыкин. И предложил учредить финансовую полицию. Такая «мафия» в истории новой России уже существовала: это была налоговая полиция, ликвидированная в 2003 году. «РР» вспоминает ее тернистый путь от малозаметной аналитической структуры до силового монстра, наводившего страх даже на крупнейшие компании страны

Фото: Л.Свердлов/ИТАР-ТАСС

Есть такая профессия

В марте 1992 года Борис Ельцин подписал указ о создании Главного управления налоговых расследований при Госналогслужбе. Его руководителем стал генерал КГБ Валерий Ямпольский, персонаж по-своему легендарный. В чекистских кругах его по сей день называют спасителем спецслужб: якобы именно он организовал подачу в Конституционный суд иска о признании незаконным решения Ельцина о слиянии остатков советского КГБ с МВД с фактическим подчинением чекистов милиционерам. Суд постановил вернуть чекистам ведомственную самостоятельность, за что Ямпольского вместе с другими строптивыми офицерами и отправили в налоговую ссылку.

Проблема была в том, что не хватало нового капиталистического законодательства, по факту продолжали действовать многие советские нормы, и формально налоговых преступников было полстраны, а бизнес и вовсе чуть ли не весь.

Но при этом отношение к бизнесу в среднем слое общества и в правительстве было уважительным, а Ельцин ростками предпринимательства гордился. 12 тысяч налоговых полицейских, задачей которых было оказывать силовую и оперативную поддержку налоговикам, чувствовали себя скованно. Их работу не особенно поощряли: интересы зарождающегося российского капитала ставились выше, чем соблюдение налоговых формальностей.

Так было до весны 1994 года, когда государству понадобилось экстренно найти управу на поразившую бизнес эпидемию финансовых пирамид, прежде всего на легендарное «МММ». Оказалось, что дырявое законодательство позволяло предъявить Сергею Мавроди со товарищи только уклонение от уплаты налогов, и налоговой полиции дали наконец публично поиграть мускулами, организовать два эффектных штурма центрального офиса компании на Варшавском шоссе со спецназовцами в масках и с автоматами на изготовку.

Успехи налоговой полиции были по достоинству оценены руководством страны. За один 1994 год ее штатная численность увеличилась более чем вдвое: с 21,5 тыс. до  43,8 тыс. человек. А в декабре 1995 года ее вывели из-под крыла Госналогслужбы и преобразовали в самостоятельную правоохранительную структуру, подчиненную лично президенту.

Заплати налоги и спи спокойно

В середине 90-х собирание налогов было чуть ли не национальной экономической идеей. Даже создали специальный орган с хлестким революционным названием ВЧК — Временную чрезвычайную комиссию при президенте по укреплению налоговой и бюджетной дисциплины, а налоговая полиция стала главной спецслужбой России. В 1997 году на телеэкраны вышла серия легендарных рекламных роликов «Заплати налоги и спи спокойно», а «маски-шоу» стали повседневной рутиной российского бизнеса.

Классическим образцом деятельности налоговой полиции в тот период можно считать преследование самого известного на тот момент рекламщика страны Сергея Лисовского. Причем повод для акции, прогремевшей на всю страну, был почти комичный: Лисовскому вменяли то, что, обедая в ресторане собственного клуба «Феллини», он оплачивал счета из средств своего рекламного агентства «Премьер СВ», оформляя их как «представительские расходы». Таким образом он якобы недоплатил в бюджет около 12 тыс. долларов. В одно прекрасное зимнее утро в квартиру Лисовского ворвался десяток бойцов, бизнесмена повалили на пол, а его беременную жену заставили около часа стоять лицом к стене с поднятыми за головой руками.

Конфликт продолжался несколько месяцев, и в конечном итоге Лисовский предпочел уступить, выплатив требуемые 250 тыс. деноминированных рублей. После этого дело тихо и незаметно закрыли. На профессиональном жаргоне это называлось «деятельным раскаянием» и было излюбленной тактикой налоговой полиции: возбудить дело, устроить пару раз «маски-шоу», сломить «клиента», забрать деньги и «забыть» — по сути, узаконенный рэкет.

Силовой монстр

Первое время налоговики специализировались на малом и среднем бизнесе, но аппетиты постоянно расширяющейся спецслужбы — к концу 90-х в ней числились свыше 53 тыс. человек — росли. Нормальной практикой стали давление и угрозы в адрес крупнейших компаний страны. Весной 2000 года полицейские устроили «маски-шоу» в офисах таких гигантов, как АвтоВАЗ и «Лукойл», пригрозив их руководителям возбуждением уголовных дел. Те сигнал поняли верно, расплатились с казной и были, так сказать, «отпущены с миром».

В марте 2001 года налоговую возглавил специалист по внешней торговле с предположительно чекистскими корнями Михаил Фрадков (сейчас он глава СВР). При нем число подведомственных налоговым полицейским статей УК увеличилось с 27 до 51. Однако демонстрировать свою силу им оставалось совсем недолго.

Неравная схватка с «Газпромом»

В начале нулевых в стране прошла налоговая реформа, значительно упростившая уплату налогов. Тогда же правительство сменило гнев по отношению к естественным монополиям на милость. Но в налоговой полиции ветер перемен не уловили и весной 2002 года возбудили дело о неуплате налогов в особо крупных размерах против самого «Газпрома», который к тому времени возглавили люди Путина. А газовый монополист сам перешел в наступление и подал на налоговиков в суд, обвинив их в том, что применяемая ими «оригинальная методика расчета налогов не имеет никакого отношения к закону».

Суд встал на сторону «Газпрома», в итоге вместо одного миллиарда монополия выплатила штраф в размере 17 долларов 50 центов. «Эти деньги “Газпром” с удовольствием заплатит», — иронизировали юристы компании.

К тому времени позиции налоговой полиции серьезно пошатнулись. Рационализаторские предложения Михаила Фрадкова по введению налогового детектора лжи и проведению бесед налоговиков с подростками для создания «атмосферы нетерпимости к налоговым нарушениям» энтузиазма, мягко говоря, не вызвали. СМИ упорно пересказывали слухи о том, что группа олигархов во главе с Михаилом Ходорковским активно лоббирует роспуск службы. Против нее выступали и руководители МВД, с экономическим департаментом которого налоговая полиция постоянно конкурировала.

30 июня 2003 года налоговая полиция была ликвидирована, ее штаты были разделены между МВД и вновь созданным Госнаркоконтролем. Нужда в «мафиози в мундирах», как тогда считалось, отпала.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №9 (287) 7 марта 2013
    Ядерная война
    Содержание:
    Реклама