Гироскоп власти

От редактора
Москва, 04.04.2013
«Русский репортер» №13 (291)

В новейшей истории было немного столь успешных с точки зрения модернизации политических режимов, как военное правление в Бразилии (1964–1985 годы). Хотя нашей правой интеллигенции  почему-то ближе Пиночет, более жестокий, авторитарный и не особо эффективный. Сравнивая Россию и тогдашнюю Бразилию, можно обнаружить любопытные параллели.

Шестидесятые-семидесятые годы ХХ века вообще напоминают наше время. За послевоенным взлетом, подобный которому затем случится (правда, не повсеместно) и после окончания холодной войны, мир испытал торможение в экономике и напряжение в политике. Родина левых идей — Франция призвала к власти правого дирижиста генерала де Голля, а в «самой большой демократии мира», Индии, дело доходило до чрезвычайного положения. Многие страны пережили диктатуры — для того периода это было вполне обычно.

В Бразилии в марте 1964 года к власти пришли военные с программой модернизации экономики, развития высоких технологий и изменения структуры экспорта. Доля кофе, составлявшая в 60-е годы свыше 40% стоимости экспорта, уже к началу 70-х снизилась до менее 25%. В 1969 году была создана государственная авиастроительная компания Empresa Brasileira de Aero­nautica — хорошо известная ныне Embraer.

В политической сфере, согласно замечательной работе латиноамериканиста Збигнева Ивановского, с которой мне довелось познакомиться (она не опубликована), в­оенные приняли следующие меры. В 1966 году Институционный акт № 3 отменил прямые выборы губернаторов. Теперь их избирали законодательные с­обрания штатов из кандидатур, одобренных правительством. Эти губернаторы стали назначать м­эров столиц штатов и ряда других городов. В парламенте были представлены две партии — проправительственный Национальный союз обновления (ARENA) и оппозиционное Бразильское д­емократическое движение (MDB). В 1977 году конституционные поправки продлили президентский срок правления до шести лет.

Но активность левых и экономические трудности подталкивали к демократизации. На 1978 год намечался возврат прямых выборов губернаторов (который, правда, был отложен на четыре года). В 1979 году возвращается многопартийность (хотя и с запретом на коалиции).

При всем различии в природе режимов меры бразильского военного правительства чем-то н­апоминают современную историю России. А возможно, сходство это только кажущееся. Так или иначе, приведу еще один факт, который вспомнился в связи с появлением Общероссийского народного фронта, чья конференция 28–29 марта прошла в Рос­­тове-на-Дону.

Партия ARENA, на которую правительство Бразилии в необходимых случаях возлагало ответственность за непопулярные меры, просуществовала 14 лет. А в 1979 году ее сменила более п­опулистская Социально-демокра­­тическая партия, PDS, куда перешли президент и члены кабинета министров. Если продолжать исторические параллели, то напрашивается вопрос: не повторит ли «Единая Россия» судьбу ARENA? Тем более что в последнее время вокруг «ЕР» много разговоров об информационной кампании против нее и появляются «утечки», что ОНФ станет новой партией власти.

Посмотрим на историю Бразилии. В 1984 году PDS раскололась, а оппозиция, либеральная и левая, напротив, объединилась, несмотря на запрет альянсов. И победила на выборах.

С учетом ли этого опыта или без него, упразднять такую политическую машину, как «ЕР», влас­ти, наверное, не станут. Возможно, эта партия вместе с ОНФ и с­оставит традиционную для развитых демократий «машину политической ротации» с право-левым вращением, придающую гироскопическую устойчивость политическим системам.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №13 (291) 4 апреля 2013
    Нравственность
    Содержание:
    Духовные гопники

    От редакции

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Реклама