Клинические меры

Актуально
Москва, 04.04.2013
«Русский репортер» №13 (291)
Как бывший исполнительный директор Российского отделения ЕБРР оказалась в палате № 6

Фотография: Митя Алешковский / ИТАР-ТАСС

Елена Котова, до 2011 года возглавлявшая Европейский банк реконструкции и развития в России, оказалась в центре сразу двух скандалов — коррупционного и юридического. Следственный департамент МВД обвинил Котову в покушении на коммерческий подкуп, а на днях по решению суда, принятому вопреки всякой юридической логике, ее неожиданно отправили на обследование в психиатрическую больницу

— Наверное, это один из элементов сегодняшней работы Следственного комитета. Я это понимаю из разговоров с людьми, которые тут находятся в том же положении, что и я, — рассказывает Елена Котова, находящаяся сейчас в больнице имени Алексеева (бывшая имени Кащенко). — Почерк абсолютно как под копирку. Материалов для д­ела маловато, и, может быть, пойдут по тому пути, что признают, что я псих. А может, просто хотят помучить, чтобы потом доломать, спровоцировать признания, потому что условия нечеловеческие, конечно.

Елена Котова в недавнем прошлом один из топ-менеджеров мировых финансовых структур, а ныне литератор и пациентка психбольницы. Год назад она опубликовала в «РР» скандальные воспоминания о жизни мировой финансовой закулисы («Банкиры, актеры, миссионеры», «Русский репортер» № 11(240) от 22 марта 2012 года), а затем Следственный департамент МВД по материалам британской полиции возбудил против Елены Котовой дело о покушении на коммерческий подкуп. По версии следствия, в 2009 году исполнительный д­иректор ЕБРР в России потребовала от бизнесмена Сергея Черникова перевести на счет офшорной фирмы 1,5 млн долларов. Взамен Котова обещала положительно решить вопрос о выделении Черникову кредита в 95 млн долларов.

Казалось бы, психическое здоровье финансистки не должно особо беспокоить следствие. О­днако следователи зачем-то инициировали проверку Елены Котовой на вменяемость. Подозреваемую принудительно конвоировали в клинику имени Алексеева на месяц.

— Юридическое значение результатов назначенного судом психиатрического обследования равно нулю, — комментирует для «РР» адвокат Сергей Мирзоев. – Обоснованного повода для экспертизы так же не было — ни в истории болезни, ни в поведении. Тогда в чем цель? Очевидно, это способ создания действительно пыточных условий, ограничения прав, в том числе права на свидания с адвокатами. Обществу было бы полезно узнать об этой стороне репрессивных возможностей следствия. Только вдумайтесь, врачебный персонал, являющийся одновременно и должностными лицами, никак юридически не ограничен в своем произволе, на свое усмотрение он может продлевать сроки обследования, применять весь арсенал подавления личности, лишать возможности общения с адвокатами, и юридически это невозможно обжаловать! 

Сейчас Елена Котова находится на обследовании, лежит в палате № 6 и недоумевает, чем будет заниматься в психбольнице целый месяц.

— По закону никто не имеет права предоставлять мне никакого лечения. Если кто-то подойдет ко мне хоть с одной таблеткой или с неопознанным напитком, мои адвокаты поднимут дикий кипеж. За нами ведется постоянное наблюдение, оно осуществляется младшим персоналом. Они провоцируют людей на не­адекватные реакции, грубят, хамят, кричат. Приходится себя так настроить, что ты выше этого, — рассказывает об условиях своего содержания Елена Котова. — В отделении 74 совершенно замечательные барышни. Три полные палаты «овощей заглушенных», две палаты наркоманов и алкоголиков. Я лежу в палате № 6, она элитная: две дамы находятся также на судебной экспертизе, абсолютно вменяемые, две девочки в клинической депрессии. По ночам ползают пауки и тараканы, ванная открытая, туалеты без кабинок, два унитаза на все отделение, один душ. Позавчера давали запеканку. Женщины в ночных сорочках и больничных халатах подходили к  раздаточному окну с протянутой рукой, и запеканку клали им в руки. На вопрос, почему не  в  тарелки, говорят: «Вы что, обалдели, что ли, т­арелки потом еще раз мыть?» Е­сли выпала возможность получить такой опыт, нужно извлечь из него все по максимуму. Эта ситуация ничуть не меньше богата впечатлениями и красками, чем масса других.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №13 (291) 4 апреля 2013
    Нравственность
    Содержание:
    Духовные гопники

    От редакции

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Реклама