7 вопросов Илье Гуревичу, почетному председателю клуба «ВелоПитер»

Интервью
Москва, 11.04.2013
«Русский репортер» №14 (292)
В понедельник 8 апреля стартовала экспедиция «Край света — 2013». Трое петербуржцев — Илья Гуревич, Михаил Каменцев и Дмитрий Кимбер — будут две недели ехать на велосипедах вдоль берега Северного Ледовитого океана. О том, что ждет велосипедистов в северных льдах и рассчитывают ли они вернуться назад живыми, нам рассказал руководитель команды Илья Гуревич

Фото: из личного архива И. Гуревича

1. Вопрос, который всех интересует: зачем вы это делаете?

Я и сам себе этот вопрос задавал. Есть что-то такое в человеке: кто-то бегает марафоны, кто-то идет в горы, а я вот покоряю замерзшие моря и океаны на велосипеде. Почему — не знаю, судьба, может, такая неудачная (смеется).

2. Расскажите о маршруте вашего путешествия — куда поедете, что увидите?

Мы полетим в город Певек, столицу северной Чукотки, оттуда на вертолете до поселка Биллингс. Там садимся на велосипеды и едем по льду вдоль побережья Ледовитого океана через полярную станцию Валькаркай обратно до Певека. Маршрут примерно 300 километров, но это по обстановке — самое интересное это как раз борьба человека со стихией. Все зависит от погодных условий: где-то лед хороший, ровный, где-то придется объезжать торосы. Если условия будут плохие, путь может увеличиться на 15–20%. Условий нет, велодорожек нет, гостиницы не возведены — только снег, лед и мы.

3. В чем особенность таких поездок по северным снегам?

У северных народов есть семьдесят слов для обозначения снега. Я езжу уже десять лет по льдам морей, озер и рек и все равно каждый раз чувствую себя новичком, потому что никогда не знаешь, что преподнесет зима. То пурга, то оттепель, то ветер такой, что с места не двинешься, то лед вспоролся. Мы однажды ехали по Ладожскому озеру — первые десять километров прошли за два часа, а  потом попали в зону глубокого снега и оставшиеся двадцать километров шли еще пятнадцать часов. Я бы сравнил это с  охотой на дикого зверя: неважно как, главное — поймать.

4. Мы в «РР» прошлым летом ездили на велосипедах по Ирландии. Багаж весил едва ли не больше, чем пассажир. А вы едете туда, где условия еще хуже. Расскажите об обмундировании.

Велосипедная инфраструктура Чукотки находится в зачаточном состоянии (смеется), рассчитывать надо только на себя. Людей мы встретим только один раз — на полярной станции. У нас специальные велосипеды, фат-байки, с колесами шире ладони, надеемся, что будем меньше проваливаться в снег. Еще у нас будут санки-волокуши, они привязываются к багажнику, в них кладется груз, чтобы снизить нагрузку и меньше проваливаться. Все вместе — с топливом для горелок, палатками и теплыми спальниками — весит 42 килограмма. На человека.

5. Какие ваши экспедиции вам дороже всего?

Самым ценным был первый поход в Арктику, на берег Карского моря. Из-за погодных условий мы больше шли, чем ехали, но впечатления очень яркие. В 97-м году мы пересекали Аравийскую пустыню в Египте, песок намного проще снега, но все равно трудно. На Байкал ездили и зимой на озере Хубсугул в Монголии хорошо покатались. В 2004 году достигли полюса холода в  Якутии по зимнику — укатанная трактором дорога, прямо по болотам и льдам рек.

6. Был такой велопутешественник Глеб Травин. В 1928–1931 годах он проехал на велосипеде 85 тысяч километров вдоль всей границы СССР, включая побережье Арктики. Вы считаете себя продолжателем его дела?

Мы пройдем только часть его маршрута, у нас есть спонсоры, современная экипировка. А Травин шел в каких-то мехах и черт знает в чем. Сравнивать нас — это все равно что спросить у музыканта, сравнивает ли он себя с Бетховеном.

7. Какой следующий маршрут?

Трудно сказать. Эта поездка станет самым сложным для нас испытанием. Строить планы можно будет, когда вернемся.

И другие приключения Гуревича

У партнеров

    «Русский репортер»
    №14 (292) 11 апреля 2013
    Национализация элит
    Содержание:
    Реклама