Почему нашу элиту так жалко

Сцена
Москва, 11.04.2013
«Русский репортер» №14 (292)

Российская элита обречена. По крайней мере в нынешнем виде и в нынешнем состоянии ее умов.

Она родилась в годы приватизации и бурного первичного накопления. Обстоятельства этого процесса были (и отчасти остаются) таковы, что требовалось, как Колобку, убегать. Убегать от государства. Прежде всего собственного. Это в одинаковой степени касалось и легально оформленной собственности приватизированного бизнеса, и серых бизнесов семей и знакомых чиновников.

Во времена «либеральной» иллюзии 90-х казалось, что политически будущее выглядит так: новая буржуазия и реформаторы на равных входят в западный элитный клуб, усаживаясь рядышком с крупнейшими семьями мировой буржуазии. А далее с помощью западных же партнеров предполагалось реформировать и демократизировать Россию (не сразу, а когда народ созреет для демократии). Но поскольку народ не спросили, то вышло как-то не очень.

Народу нужно было свое государство не только по старой исторической памяти, но и из прагматики: должен же кто-то платить зарплаты учителям, врачам, военным и медикам, пока элита тусуется в Давосе. Несогласные с усилением государства попали в разные неприятные или приятные положения, но никто не стал мировым магнатом, а символ эпохи, Березовский, был даже показательно унижен в английском суде.

В 2000-х элита у нас как бы разделилась. Кроме старых равноудаленных олигархов и реформаторов появились силовики, которые, как и народ, вроде бы за государство. Но поскольку новая силовая элита тоже делила и «отжимала» собственность, то и она пряталась от любимого государства, и тоже на Западе и в офшорах.

К протестам 2011–2012 годов у старой части элиты, удрученной крушением надежд на либеральные инновации Дмитрия Медведева, создалось впечатление, что возможен некоторый реванш и новый союз с Западом. Что на «плохую» часть российской элиты всегда найдется свой «список Магницкого», а «хорошая», наоборот, получит поддержку. Но этот второй приход «либеральной» иллюзии тоже обречен на провал.

Во-первых, всемирная кризисная война с офшорами ударит по всем. Во-вторых, в атаках на «коррумпированную Россию» никто не будет отличать «либеральных» вице-премьеров от страшных «чекистов». И, в-третьих, это все потому, что никому на Западе не нужна чужая буржуазная элита, которая даже в своей стране не может ничего сделать.

Российская элита родилась в годы приватизации и бурного первичного накопления. Обстоятельства этого процесса были таковы, что требовали убегать от государства

Западная крупная буржуазия рассчитывает на поддержку своих государств в любом случае просто потому, что по  правилам буржуазной демократии она же и стоит в  основании своих государств, обеспечивает договоренности с гражданами, в том числе по поводу свобод, возможностей и благосостояния. Это не везде работает: в самых кризисных странах типа Греции договоренностей с населением уже нет, и даже в развитых накопился гнев против банковской буржуазии. Но несмотря на это, свое государство все же свое. Когда магнатов с окраин мира типа России можно просто раскулачить, со своими западные правительства предпочитают договариваться.

И в своей стране нашей элите нелегко. К одним могут прийти «чекисты» и попросить поделиться. Но и сами «чекисты» не смогут задекларировать то, что попросили, и все время ходят под статьей.

Это как грубая, упрощенная картина, но смысл ее не в том, чтобы сетовать на жизнь и на то, что у нас все плохо. Это, может, и нехорошо, но неизбежно. Иначе и быть не могло: наши большие капиталы и большие начальники стали таковыми вот-вот, буквально только что по историческим меркам. А в текстах о происхождении государств западного типа, например Чарльза Тили, много сказано о том, как и почему европейские страны получаются именно в результате борьбы бандитов с оружием с бандитами с деньгами.

В наших интересах ускорить процесс становления страны и как можно быстрее прекратить дележку, установив мирные правила игры. Но для этого нашей элите придется понять, что Запад ей не поможет и договариваться об условиях сохранения заработанных тяжелым трудом капиталов придется со своим народом. Не конкретно с друзьями Путина или с друзьями на Западе, а со своими гражданами. И  что это и есть политика, это и есть национализация элит. Это и есть, говоря пафосно, историческое самоопределение  — когда интересно развивать свою страну и неловко презирать свой народ.

Конечно, многим удастся сберечь часть денег и без этого. Но люди, которые могли что-то сделать в истории, а вместо этого попрятались по исчезающим офшорам, в любом случае вызывают только жалость.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №14 (292) 11 апреля 2013
    Национализация элит
    Содержание:
    Реклама