Водитель Венесуэлы

Актуально
Москва, 18.04.2013
«Русский репортер» №15 (293)
Николас Мадуро стал новым президентом Венесуэлы. Бывший водитель автобуса, а в последние годы правая рука Уго Чавеса, Мадуро смог, хотя и с большим трудом, подобрать упавшее было знамя «боливарианской революции и социализма XXI века». Социально ориентированный курс под соусом антиамериканской и антикапиталис­ти­­ческой риторики будет продолжен. Но прежней Венесуэла уже не будет никогда

Фото: Luis Acosta/AFP/East News

Почти всю ночь после президентских выборов Николас Мадуро провел у саркофага с гробом Уго Чавеса в здании Музея революции. Место было выбрано не случайно. Ведь, по сути, именно Чавес, несмотря на свою смерть, был главным действующим лицом прошедших выборов. В меру эмоциональный, но все же не слишком харизматичный Мадуро в борьбе со своим оппонентом рассчитывал на помощь с того света и не скрывал этого.

Предвыборная кампания была крайне ожесточенной, что и неудивительно: венесуэльское общество за четырнадцать лет правления Чавеса оказалось расколотым надвое. Люди были взбудоражены смертью совсем недавно переизбранного президента, а на саму кампанию парламент отвел всего десять дней.

Она вместила в себя многое. Николас Мадуро обвинял США в том, что это они заразили Чавеса раком и готовили покушение на него самого. Своего соперника Энрике Каприлеса он называл «декадентским принцем паразитической буржуазии», сравнивал с последователями Гитлера. Потом признавался, что видел почившего президента Чавеса в образе птички во время молитвы в церкви и общался с ним при помощи свиста.

Его соперник, губернатор штата Миранда и представитель правоцентристов Каприлес обвинял провластного кандидата в административном ресурсе, нарушении конституции и намерении сфальсифицировать выборы. Приверженцы Каприлеса сравнивали кандидата-социалиста со Сталиным.

Однако, несмотря на крайнюю степень поляризации общества и радикальные лозунги кандидатов, обстоятельства на момент выборов сложились так, что сблизили их позиции. Ни тот ни другой не смогли бы в случае победы вести Венесуэлу слишком радикальным левым или правым курсом.

«Прихвостень корпораций»

Каприлес хотя и получил от государственных СМИ клеймо «прихвостень американских корпораций», но на деле, да и на словах радикальным либералом-рыночником не выглядел. На предвыборное обещание Мадуро повысить минимальную зарплату на 38–45% Каприлес ответил обещанием повысить пенсии на 40%. При этом оба кандидата рисковали разве что дальнейшим разгоном инфляции, которая в последние два года и так превышала 20% (по этому показателю страна входит в десятку мировых «лидеров»). Инфляция быстро съест бóльшую часть этих повышений, не слишком обременив национальный бюджет.

В штате Миранда, который Каприлес возглавляет уже пятый год, он проводит политику, сочетающую поддержку бизнеса и помощь социально незащищенным слоям населения. Это вполне в духе Чавеса и его сторонников, хотя больше напоминает все же опыт прошлого бразильского президента-социалиста Луиса Инасиу Лулы Да Силвы. Притом что он — выходец из бедной семьи, начинавший простым рабочим и пробившийся в большую политику через участие в профсоюзном движении, — схож по биографии как раз с противником Каприлеса Николасом Мадуро.

Что касается внешней политики, то Каприлес обещал отказаться от масштабной экономической помощи Кубе, но сохранить отношения с ней, детально изучить все контракты с нефтегазовыми компаниями из стран — друзей Чавеса и оставить в силе только те, что выгодны для страны.

Наместник Чавеса на земле

Мадуро полностью построил свою кампанию на образе Чавеса и себя как его безусловного наследника и продолжателя курса. Он обещал сохранить все заработавшие при предшественнике социальные программы и обязательства, оставить нефтегазовый сектор под контролем государства, сохранить особые дружественные отношения с Кубой, Россией и Китаем, а также противостоять «мировому империализму» в лице США и западных транснациональных корпораций.

При этом очевидно, что сохранить все эти ключевые направления политики Чавеса на прежнем уровне в любом случае едва ли удастся. Экономика страны последние два года растет из-за восстановленных высоких цен на нефть, однако раздутые при Чавесе социальные обязательства оказывают на нее сильное давление. Один бензин по 12 копеек за литр — самый дешевый в мире — дает представление о масштабах субсидирования экономики.

В результате инфляция зашкаливает, ударяя прежде всего как раз по наименее обеспеченным слоям населения. Национальная валюта была недавно девальвирована сразу на треть, регулирование цен привело к существенному дефициту продуктов.

Более 40% экспорта страны по-прежнему приходится на США, тогда как на долю стратегических союзников — Россию, Китай и Кубу вместе взятые — лишь около 15%.

Ранее Мадуро зарекомендовал себя большим прагматиком, нежели Чавес, так что его чрезмерные экспрессивность и популизм последних месяцев могут в  значительной мере объясняться чрезвычайными обстоятельствами внеочередной предвыборной кампании.

К тому же при своей харизме и политическом опыте, включавшем военные перевороты и тюрьму, бывший десантник Чавес был более склонен к бескомпромиссному политическому стилю. Гражданский профсоюзный активист Мадуро вряд ли сможет пойти по тому же пути.

Главное не победа, а ее удержание

Впрочем, возможен и другой вариант. Разница голосов между Мадуро и Каприлесом оказалась минимальной — полтора процента (50,7% против 49,2%), или чуть больше 200 тысяч из 19 миллионов голосовавших. Оппозиция уже не признала итоги выборов и вышла на улицы.

Даже Николас Мадуро, хоть и заявил о честном характере своей победы, не прочь провести пересчет голосов. Об этом он заявил у гроба Уго Чавеса: «Мы хотим мира, а не насилия. …Если они хотят проверки, мы приветствуем эту проверку. Я официально прошу Национальную избирательную комиссию провести проверку».

Этот жест имеет скорее тактический характер — чтобы сбить волну недовольства оппозиции. Но чтобы в ближайшие годы удержаться у власти, Николасу Мадуро придется проявить куда больше сноровки. Ведь, как любая страна Латинской Америки, Венесуэла имеет огромный опыт нелегитимной смены власти.

Даже Уго Чавес, весьма популярный в среде военных, за 14 лет правления не избежал попытки военного переворота. Тогда его спасло лишь удачное стечение обстоятельств. «Гражданскому» президенту Мадуро удержать власть будет гораздо сложнее.

Тем более что с усугублением экономических и социальных проблем протест будет нарастать как в армии, так и в обществе в целом. Так что можно смело сказать, что с нынешней победы проблемы Николаса Мадуро только начинаются.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №15 (293) 18 апреля 2013
    Уфа-24
    Содержание:
    Уфимские ответы на национальный вопрос

    Участники проекта «Уфа-24» задавали жителям города вопрос: «Уфа — многонациональный город. Скажите, чем, на ваш взгляд, одна национальность отличается от другой?» Эти ответы — своего рода срез межэтнических отношений. По ним можно оценить и градус напряжения, и болевые точки, и  источники терпимости

    Фотография
    Вехи
    Реклама