Теплое лето 2013-го

Актуально
Москва, 23.05.2013
«Русский репортер» №20 (298)
Уполномоченный по правам предпринимателей при президенте Борис Титов выступил с предложением амнистировать граждан, осужденных по экономическим статьям УК. По его словам, амнистия должна стать «позитивным сигналом для энергичных людей», способных «обеспечить стабильность экономики». СМИ поспешили сообщить, что из тюрем может быть отпущено свыше 100 тысяч человек. Реальная цифра существенно меньше, но сам сигнал принципиально важен

Фото: Алексей Николаев/ИТАР-ТАСС

«Амнистия — вещь вполне возможная, хотя в народе и непопулярная по понятным причинам, потому что, опять же, все вспоминают “Холодное лето 53-го” или еще что-нибудь подобное, — заявил в апреле прошлого года тогда еще президент Дмитрий Медведев по поводу “оптового” помилования бизнесменов. — Но, в принципе, как сигнал это можно было бы продумать, при этом мы должны апеллировать к Государственной думе, потому что амнистию объявляет парламент, а не президент».

Парламент, однако, все это время уверенно двигался в направлении прямо противоположном правовой либерализации, а инициатива в конечном счете пришла из структуры, созданной уже при президенте Путине. Причем о необходимости амнистии Борис Титов говорил практически с момента своего назначения в июне 2012 года, но только теперь соответствующий проект должен наконец поступить в Государственную думу.

Вопреки сообщениям многих СМИ, места заключения должны покинуть не сто с лишним, а двенадцать с половиной тысяч предпринимателей, которые отбывают реальные сроки. Свыше ста тысяч, а именно 110 924 человека — это общее число осужденных по экономическим статьям. Но большинство из них не сидит — с них предлагается просто снять судимость и немедленно реабилитировать.

«Нетрудно догадаться, что цифры осужденных создают не самый хороший инвестиционный климат и совсем не порождают желания заниматься предпринимательством, — объяснял цели амнистии полномочный представитель правительства РФ в высших судебных инстанциях и по совместительству руководитель экспертного совета при Титове Михаил Барщевский. — А ведь предпринимательство не просто личное обогащение, это налоги, создание рабочих мест».

Главная техническая проблема — как разграничить экономические и общеуголовные составы. Многие бизнесмены, в том числе и те, которых «подставили», осуждены по статье 159 Уголовного кодекса («Мошенничество»), но в соответствии с ней же наказаны, например, омские врачи, бравшие с пациентов деньги за бесплатные операции. Или начальник угрозыска Магадана, вымогавший деньги у родственников убитого за информацию о преступнике.

Чтобы решить этот вопрос, Барщевский предлагает каждый случай разбирать в суде в индивидуальном порядке. Но это не проясняет, во-первых, какими именно критериями должен руководствоваться суд, а во-вторых, может усложнить процедуру амнистии (с учетом жалоб и пересмотров) вплоть до ее полной «заморозки». Российская бюрократическая машина — и суд здесь вовсе не исключение — известна своей неповоротливостью.

Между тем для руководства страны проведение амнистии чревато определенными имиджевыми потерями. Ведь ее инициаторы утверждают, что правоохранители зачастую использовали уголовное законодательство для преследования невиновных коммерсантов, вымогательства и отбора бизнеса. Но поскольку делалось все это под громкими антикоррупционными лозунгами, ситуация получается довольно щекотливая: дискредитирован, может быть, один из главных идеологических рефренов последних лет.

Но все потенциальные риски с лихвой перекрываются теми преимуществами, которые может дать массовая амнистия предпринимателей. Она должна стать вторым после либерализации уголовного законодательства по экономическим статьям шагом в направлении реальной эмансипации российского бизнеса. До сих пор предпринимательское сословие владело им, по сути, на условных правах, ведь чуть ли не в любой момент не в меру ретивый силовик мог привлечь бизнесмена по одной из многочисленных статей УК.

Ключевыми станут как раз критерии, по которым будут отпущены осужденные по статье «Мошенничество». Если государство примет принципиальное решение о том, что любой бизнес, не являющийся мошенническим изначально (то есть не торговля воздухом), не может быть квалифицирован таковым в суде, это станет подлинной реализацией конституционного принципа свободы предпринимательства.

Уголовное законодательство должно быть реформировано в соответствии с этими же критериями. Чтобы 12,5 тыс. освобожденных мест через год-другой не были заняты новыми бизнесменами в робах. Сидеть должны не предприниматели, которые по сути своей призваны извлекать прибыль, а чиновники, которые допускают нарушение закона и пренебрежение государственными интересами.

Если реформа будет доведена до конца, в России появится реально свободная группа населения, не нуждающаяся в том, чтобы в своих действиях постоянно оглядываться на чиновника, полицейского, следователя и прокурора. А экономическая свобода неизбежно порождает свободу политическую.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №20 (298) 23 мая 2013
    Рейтинг городов
    Содержание:
    Реклама