ЕГЭ. Импотенция

От редактора
Москва, 06.06.2013
«Русский репортер» №22 (300)

ЕГЭ — самый важный процесс в стране, важнее столичных протестов и даже важнее прошедших выборов президента РАН, с которых может что-то начать меняться в науке. ЕГЭ действительно общенародная тема, важнейшее событие в жизни 783 тысяч выпускников, а образование детей, судя по множеству опросов, — главный интерес и ключевой объект инвестирования российских семей. И если народ убедится, что главный экзамен в стране, от которого зависят судьбы и карьеры наших детей, массово нечестен, то деморализация и протесты будут тоже массовыми.

Скандалов и на прошлой неделе было много: национальные кавказские республики, Приморье. Но их можно было бы списать как на местную специфику, так и на единичные казусы, обсуждение которых к тому же может быть выгодно с учетом атаки на Министерство образования и науки как антураж новых отставок.

Рособрнадзор попытался всех успокоить, утверждая, что предлагаемые за деньги или бесплатно задания ЕГЭ — плод мошенничества. Когда выдумку или компиляцию заданий прошлых лет пытаются продать ученикам как реальные задания. Он же сделал заявление в духе «мы вас предупреждали»: «Рособрнадзор призывает родителей выпускников обратить внимание на общение своих детей в интернете, объяснить им последствия неверных шагов».

Но это не успокоило. Родители и знакомые московские учителя сообщили нам, что в открытом доступе есть архив заданий ЕГЭ по математике, которые, как утверждается, те самые, которые детям предстоит решать. Днем в понедельник после окончания ЕГЭ ученики подтвердили: да, задания были именно эти.

Редактор отдела науки Григорий Тарасевич написал об этом по электронной почте замминистра образования и науки Игорю Реморенко (да, чиновники бывают вполне открытыми и переживающими за дело):

«ГТ: Мы опросили знакомых, сдавших сегодня ЕГЭ. Они подтвердили — эти вопросы были.

ИР: Вполне возможно.

ГТ: Тогда вопрос — а как это возможно?

ИР: Компановка из заданий прошлых лет, компановка из общего открытого банка заданий, взлом ТОМ. Посмотрите пресс-релизы Рособрнадзора. Там все написано».

Но понятно, что гипотеза о компоновке не проходит: точное совпадение в этом случае невероятно. Значит, взлом? Или слив?

Если в самом важном для страны и чувствительном для народа вопросе управление так проваливается, то машина точно не работает. Причем на этот раз и с министерских чиновников не очень-то и спросишь: они-то всего лишь нормы вырабатывают и законы пишут. Вроде Рособрнадзор должен надзирать, но он даже и не министерство, что он может? Прокуратура и Следственный комитет могли бы что-то расследовать, но у них много работы по поиску иностранных агентов и «Болотному делу». Можно было бы общество и гражданских активистов подключить к контролю, но кто, собственно, будет подключать — никто ж не управляет и не отвечает за процесс целиком! Как в кафкианском «Замке»: если и есть место, где кто-то что-то решает, туда не добраться.

Если справедливых и уважаемых правил игры не будет в ЕГЭ, их не будет нигде: ни в экономической политике, ни в судах, прикрывающих жестокость и несправедливость законом, ни на выборах. Они возможны, только когда государство развиртуализируется и перестанет быть безумным принтером, штампующим формальные нормы и приговоры. Оно должно увидеть людей — в себе и вокруг себя. Людей, лично ответственных за дело целиком, его справедливость и разумность, а не прикрывающихся «бумажками», «правилами», «недостатком полномочий», чтобы творить гадость или не делать ничего. Тогда и у общества появится шанс увидеть государство.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №22 (300) 6 июня 2013
    Русский бизнес
    Содержание:
    Реклама