Пахать не перепахать!

Актуально
Москва, 06.06.2013
«Русский репортер» №22 (300)
В Аксайском районе Ростовской области прошел Второй открытый чемпионат России по пахоте. В умении вспахать поле соревновались механизаторы из 18 регионов

Фото: Аркадий Южный/PhotoXPress

— Давай-давай! Глаз — алмаз! Как идет! Борозда прямая как струна! — пермяки болеют за своего Сергея Епанова. — Сейчас самое главное — соединительная борозда. От этого все зависит.

— Прямо все-все?

— Очень много! Тут каждый сантиметр на счету! Эта борозда должна точно сойтись: если недопашет или перепашет, то судьи штрафуют. Ох, сердце прямо выпрыгивает! Потрогайте, как бьется!

— Я вам и на слово верю.

— А давайте я вас поцелую?

— Вот ваш Епанов победит, тогда и расцелуемся.

Пахота как шахматы

Соревнование по пахоте — это вполне спортивное состязание с четкими правилами, спортивными снарядами, судьями и прочими атрибутами. Каждому спортсмену выделяется участок поля. Сначала прокладывается первая борозда, затем четыре проходки в обоих направлениях, потом запашка клина, после этого десять проходов по основному участку. Последний этап — запашка соединительной борозды. На все это дается три часа, можно и раньше, но за скорость очков не прибавляют. Главное — качество работы.

В перерыве между двумя этапами подхожу к участнику из Калуги:

— Волнуетесь?

— Есть малек, — отвечает Николай Земченков и возвращается к своему трактору.

По заверениям участников, один из главных залогов успеха — умение справиться с волнением.

— Конечно, он переживает. Нервы треплет мне тут уже целую неделю, — смеется помощник Николая Александр. По большому счету сопровождающие здесь нужны именно для психологической поддержки. Хотя одна голова хорошо, а две лучше.

— Приехал поддержать морально, а вообще и сам бы мог, — говорит нижегородец Михаил о своем подопечном. — Но вместе спокойнее. Да и вдвоем можно посчитать все, подумать. Мы вчера в гостинице два часа спорили, с какой стороны надо подъехать, чтобы лучше вспахать!

Если бы не красная майка, отличающая участников соревнований и членов их команд, никогда бы не подумала, что Михаил — помощник тракториста. В прямоугольных очках с тонкой оправой он скорее похож на учителя. Впрочем, это не единственное мое заблуждение относительно пахоты и пахарей.

Оказалось, пахотный спорт — это не грубая физическая сила, а точный расчет. Спортсменам даже калькуляторы выдают. Правда, это послабления российского первенства: на международных соревнованиях все вычисления делаются в голове.

Пахота как фигурное катание

Другой компонент победы — удача. Причем как во время пахоты, так и при оценке результатов. Это, кстати, очень сложный процесс. Работу каждого участника оценивают аж по 12 параметрам. За каждый из них выставляются баллы, за ошибки — штрафные очки, и по сумме определяется победитель.

Пока судья замеряет глубину первой борозды, интересуюсь у других зрителей:

— А какой должна быть глубина?

— Двадцать — двадцать четыре сантиметра. Если хоть на сантиметр меньше или больше, уже штрафуют.

Невооруженным взглядом такие детали не различишь. Да и сами участники признаются: как ни пытались предсказывать результаты на предварительном этапе, с судейскими оценками они не сходились.

— А судейство объективное?

— Сколько людей, столько и мнений. Знаете, тут все как в фигурном катании.

Пахота как «Формула-1»

На чемпионате России все пашут на одинаковых тракторах. В этом, кстати, еще одно его отличие от международных соревнований: туда участники приезжают со своими натюнингованными «болидами».

— У нас таких тракторов нет. Тянешься по привычке к рычагу, а он в другом месте. В своем же тракторе каждый винтик уже знаешь, — говорит Леонид Сыцевич из Волгограда, наблюдая, как судьи оценивают его участок. — Тут все в новинку, машину совсем не чувствуешь. Вчера тренировались: вроде все рассчитали, вымерили, прошли — так еще аж на две проходки места осталось! А сегодня вот перепахал.

Пахота как футбол

В этом году в соревнованиях в Ростове-на-Дону участвовали 18 регионов: в списках есть спортсмены из Башкортостана, из Удмуртии и даже из Ханты-Мансийского автономного округа — Югра. В прошлом году участников было еще больше. Организаторы объясняют: из-за холодной весны работа в полях затянулась, и многим пока не до спорта.

Пытаюсь понять, зачем люди приехали на чемпионат. Большинство, как и положено, говорят о желании победить, о спортивном азарте. Правда, с ироничной улыбкой — этим пахотный спорт все же отличается от настоящего: на футбольных чемпионатах товарищеские матчи не играют. Кажется, это тот редкий случай, когда главное действительно не победа, а участие. За неделю предварительных соревнований участники сдружились, никакого негатива по отношению к соперникам и в помине нет.

— Зачем вы сюда приехали? — спрашиваю я Михаила.

— Доказать, что наш брат не зря свой хлеб ест. Да и приятно это — выйти победителем на региональных соревнованиях. В области 46 районов — пусть даже представители от тридцати были, все равно почетно же очень!

— А вы почему участвуете? — пристаю я к 53-летнему Александру Лунюшкину, одному из самых опытных участников соревнований.

— Из интереса.

— Пообщаться с коллегами, что ли?

— Да, наверное. Мне не надо никому ничего доказывать. Я уже все доказал, что надо было.

— А приз?

— Не корову ж проигрываем, — смеется Александр.

Пахота как скачки

Приз, кстати говоря, значительный: новенький трактор. А вот на международных соревнованиях таких подарков не предусмотрено, только медали и переходящий кубок. В этом есть своя логика: соревнования по пахоте — нечто среднее между спортом, ярмаркой и пиар-акцией, направленной на популяризацию профессии. На международном уровне это уже неплохо получается: в этом году в Канаде будет проходить 60-е мировое первенство, а, например, в 2006 году чемпионат мира в Ирландии посетили около 200 тыс. человек.

Нам до этих цифр далеко: со зрителями на чемпионате беда — в основном это специально привезенные студенты аграрных техникумов и друзья участников. А организовано все на широкую ногу: песни и танцы нескольких колоритных ансамблей, продажа сувениров, импровизированные кафешки под открытым небом. Почти как на английских скачках, где главное — зрелище, а сами скачки — потом.

— Я был на первом российском чемпионате в прошлом году в Краснодаре, — говорит хорват Тугомир Майдак, президент Всемирной пахотной организации, основанной в 1952 году. Россию туда, кстати, приняли только в 2008-м. — И могу сказать, что уровень российских соревнований растет. Вы же только-только начинаете их проводить. Точно такая же ситуация была десять лет назад и в Чехии, и у нас. А в прошлом году мы провели в Хорватии уже мировое первенство.

***

После награждения сталкиваюсь со знакомцем из Пермского края:

— Жаль, что вы не победили.

— Да, не получится вас поцеловать. Ну ничего, мы в следующем году приедем — тогда точно победим и расцелуем!

У партнеров

    «Русский репортер»
    №22 (300) 6 июня 2013
    Русский бизнес
    Содержание:
    Реклама