Любить, кормить, кромсать

Тренды
Москва, 13.06.2013
«Русский репортер» №23 (301)
Первого июля в центре новосибирского Академгородка открывается Музей истории генетики под открытым небом. Главной достопримечательностью станет скульптура умиротворенной мыши. Памятник лабораторному животному еще не установлен, но уже успел приобрести скандальную славу и взбудоражить общественность. Заместитель директора Института цитологии и генетики СО РАН Сергей Лаврюшев, ответственный за проект, рассказал «РР», почему умиротворенная мышка наделала столько шума, а его коллеги признались в любви к подопытным животным

Главный грызун науки

Скульптура зверька, которую сделали по заказу новосибирского Института цитологии и генетики, будет представлять собой двухметровый постамент с маленькой лабораторной мышкой в очках, которая держит в лапах спицы и вяжет нить ДНК.

Как только информация об открытии памятника появилась в новостях, на сибирских форумах и в блогах замелькали яростные реплики защитников природы: «Лучше отпустите мышей из лабораторий, изверги!», «Они за эту нить ДНК в муках умерли и явно миссию по спасению человечества по своей воле не поддержали бы».

Как вы отвечаете на критику зеленых, ведь вам часто приходится с ней сталкиваться?

Лабораторные животные помогают ученым проводить исследования. То есть если бы животных не было, все эксперименты ставились бы в итоге на людях. Как тут еще объяснять? Для исследований что сорок мышей, что сорок человек — разницы никакой. Те, кто протестует, — они же сами таблетки кушают: лечатся. Правильно? А ведь эти лекарства не сами по себе появились. Взять те же операции — хирурги, когда учатся, сначала тренируются на трупах, для того чтобы изучить анатомию, понимать, где какие органы. А чтобы убедиться, что человек после операции живой останется — думаю, для пациентов это очень важно, — медики тренируются на свиньях. Или что, им на живых людях лучше это делать?

А если эксперименты на людях были бы разрешены, кого ученые предпочли бы использовать: людей или животных?

Ученые и сейчас предпочитают эксперименты на себе ставить. Они очень часто тестовые таблетки поедают. Вены, конечно, себе не вскрывают, но инъекции делают.

Многие противники экспериментов на животных уверяют: мол, все это можно сделать на компьютерных моделях — и ссылаются на западный опыт…

У нас тоже есть такие симуляторы и модели. Но конечная стадия проверки все равно живой объект. Существуют модели, которые воспроизводят механизмы работы организма, то есть мы можем проследить воздействие лекарства на разные органы. Можно сделать операцию на сердце виртуальной хрюшке, но чтобы удостовериться, что хрюшка будет жить, после того как ее зашьют, нужна реальная хирургия. Эти модели позволяют сократить количество используемых животных, но не исключить их вовсе.

И много животных в вашем институте служат на благо науки?

Много. Я всех не перечислю. Мышей у нас тысяча, крыс лабораторных около тысячи, по столько же хомяков, лисиц, кроликов. Насекомых много разных, особенно комаров у нас любят.

У вас дома есть какой-нибудь питомец?

Ну да, кошка.

Не смущает, что над ее собратьями эксперименты проводятся?

Во-первых, с кошками ничего страшного не делают: их не режут и таблетками не пичкают. А во-вторых, мы тоже животные. Человек по природе своей имеет такой метаболизм, что ему просто необходимо питаться животными белками. Есть протесты против миллионов людей, которые едят свинину, говядину, но они почему-то не такие мощные, как против ученых. Но я повторюсь: если бы не мышки и лягушки, пришлось бы препарировать людей.

Сергей Лаврюшев: «Ученые такие же люди, как и все, и чувства к животным у них тоже есть» rr2313_055_1.jpg
Сергей Лаврюшев: «Ученые такие же люди, как и все, и чувства к животным у них тоже есть»

А почему памятник решили поставить именно мышке, ведь символом Академгородка всегда были белки?

Белок у нас много изучают. И вообще они у нас всегда будут: их и в парках, и в лесах полно. Кругом бегают отличные экземпляры, детей можно будет учить и по ним. А эта мышка — не просто памятник, точнее, совсем не памятник, а экспонат для Музея истории генетики. Мы собираемся создать под открытым небом образовательную площадку для школьников. Прежде всего для детей младших классов. Наша умиротворенная мышь — это образ ученого: она умная, вяжет ДНК, но это не бабушка какая-то, а вполне себе дама средних лет: успешный профессор, хоть и молодой, но уже с высоким индексом Хирша. На таких стилизованных зверьках намного проще объяснять детям, зачем нужны лабораторные животные, в каких исследованиях они помогают. То есть это одновременно и музейный экспонат, и учебное пособие. А памятник мы никому не ставим. Позже появятся еще животные. ИЦиГ объявил школьный конкурс: собираем пожелания детей. Потом, когда они составят свой список, наши ученые его подкорректируют. Вот зверюшек из этого списка мы на стендах и разместим. Сейчас уже пришли заявки с просьбой сделать свинью, кролика, жабу, собаку.

И всех животных собираетесь учеными делать?

Возможно. Они же служат познавательной цели, а только мудрость может познавать жизнь. Нам говорили, что надо было мышку сделать молодой, дипломницей. Но с наукой должно ассоциироваться не детство и не старость, а именно мудрость. Потом еще спокойствие и умиротворенность.

Мышь-генетик, свинья-хирург — ироничные образы, а ученые всегда представляются такими серьезными…

Что же, нам уже и пошутить нельзя? Тем более это делается для детей. Проект уже оценили многие. Было, конечно, много негатива со стороны гринписовцев. Мы так удивились, когда увидели скверные комментарии в свой адрес, я даже с вами говорить не хотел, чтобы лишний раз не поднимать эту тему и не дразнить защитников животных. Но было очень много положительных отзывов: людям, очень нравятся такие зверюшки. Эта мышка вообще сделана целиком за счет пожертвований, которые присылали горожане.

Фото: Василий Коваль (2); Василий Коваль, Анна Мартынова, Ирина Кожемякина, Татьяна Лата/Фотобанк Лори; Mikhail Kolesnikov, Marina Korobchenko/wikipedia.org; Dmitriy Neumoin, Иван Кмить/Фотобанк Лори; Michael S. Quinton/National Geographic Society/Corbis/Fotosa.ru; Mark Smith/Alamy/ИТАР-ТАСС

Новости партнеров

Реклама