Стамбул жжет

Актуально
Москва, 13.06.2013
«Русский репортер» №23 (301)
Многотысячные антиправительственные акции серьезно пошатнули турецкую политическую систему. Начавшись с небольших выступлений против застройки парка в центре Стамбула, после жесткого полицейского разгона протест быстро стал общенациональным. Одна из ярых оппозиционерок поделилась с корреспондентом «РР» мотивами, надеждами и страхами, которые владеют ею в эти драматичные дни

Фото: AP

В 9.30 утра, когда я приехала к парку Гези, полиция уже была там. Рядом с парком есть отель, я встала рядом с главным входом, достала из сумки камеру, чтобы сделать пару снимков для своего блога, стала смотреть в видоискатель и почувствовала руку на своем плече.

— Мисс, пожалуйста, уходите отсюда, — сказал мне полицейский.

Я послушалась и пошла в противоположную сторону вместе с толпой человек в сорок, там была даже престарелая пара. Навстречу нам выдвинулись полицейские с газовыми ружьями, нацеленными прямо на нас.

— Уходите отсюда! — потребовал командир взвода, и никто не стал сопротивляться: после вчерашнего мы прекрасно знали, каково это, когда в тебя стреляют слезоточивым газом. Старик только крикнул:

— Сынок, зачем же ты так? Мы же ничего не сделали! Мы просто хотели пройти в парк.

Но не успел он договорить, как раздался выстрел. Я побежала. На бегу натянула маску, очки для подводного плаванья и начала считать заряды: один, два, три, четыре, пять, шесть, семь… Семь выстрелов в сорок человек, которые всего лишь выкрикивают лозунги! Полиция совсем сошла с ума.

Я спряталась. Кожа горела, схватывало горло — хорошо еще, что на мне были подводные очки. Промыла кожу смесью воды и средства для желудка, сразу полегчало. Теперь надо было подумать, как вернуться обратно.

Меня зовут Зейнеп, мне 32 года, я закончила университет, работаю в стамбульском филиале международной фирмы. Обычная, ничем особенно не примечательная жизнь. До сих пор я была единственной из друзей, кто ходил на разные акции, но тут впервые в моей жизни все совсем по-другому: на Таксиме буквально все. Ну правда, все: все, кого я знаю, все, о ком я слышала, знакомые знакомых, люди разных взглядов, но объединенные одним чувством.

Видели бы вы Таксим в эти дни! Он прекрасен: полиция освободила площадь, и ей завладели обычные люди. Никакого государства, правоохранителей, только искусство, мир и солидарность. Турки, курды, алавиты, сунниты, националисты, социалисты, коммунисты, либералы, экологи, просто аполитичные люди. У меня все эти дни ощущение, будто я перенеслась в Париж 1968 года: никакого ущемления женщин, взаимное уважение и общая цель.

Днем очень трудно сосредоточиться на работе, во время перекуров разговоры только о том, что будет дальше. Из офиса я каждый день спешу на Таксим. В лагере я дежурила с другом-врачом, собирала мусор, привозила еду и книги, пела песни. Протест охватил весь город, не только Таксим: недавно я пила с подругой пиво в Бешикташе, это район на набережной Босфора, и мы почувствовали слезоточивый газ — это полиция сражалась с демонстрантами недалеко от резиденции Эрдогана. Мы уже привыкли ходить в кафе с масками и подводными очками. Курить, правда, сложнее, но быстро приспосабливаешься.

Турецкие СМИ молчат о происходящем, поэтому за последними событиями мы следим с помощью твиттера, который Эрдоган назвал главной угрозой государственному строю. Я, хоть и радуюсь происходящему, все равно очень напугана: складывается впечатление, будто Эрдоган — это марсианин какой-то, который не понимает или не желает понять, что творится на улицах. Его власть подавляла граждан, нам нечем было дышать, и теперь мы хотим показать, что он не может делать все, что ему вздумается, а потом использовать против недовольных полицию, даже если он получил 52% голосов на последних выборах. Но он упрямый, грубый, нетолерантный, а слово «компромисс» явно не входит в его лексикон.

Иностранные журналисты поспешили назвать волнения в Турции продолжением «арабской весны», но я считаю, что это не так. Меньше всего я бы хотела, чтобы это привело к еще большей исламизации страны. И здесь, на площади Таксим, все думают точно так же. Но ведь и среди сторонников Эрдогана радикальных мусульман меньше трети, а его Партия справедливости и развития проводит либеральные экономические реформы, открыла страну для иностранных инвесторов и внимательно следит за биржевыми индикаторами. Не думаю, что они пойдут на ужесточение исламского правления, мы все-таки не Египет, в котором никогда не было демократии. Мы — Турция.

Я боюсь другого: что полиция и дальше будет жестко разгонять демонстрантов и ситуация в конце концов выйдет из-под контроля. Люди на Таксиме уважают демократию и требуют, чтобы Эрдоган, пришедший к власти в результате демократических выборов, обуздал собственных правоохранителей. Я не хочу, чтобы нынешнее движение закончилось всплеском насилия, но все зависит от государства. У нас же есть главное — надежда.

Новости партнеров

Реклама