Жесткие приговоры по «Болотному делу»

Актуально
Москва, 13.06.2013
«Русский репортер» №23 (301)
«Болотное дело» входит в решающую фазу. Перед судом предстали первые 12 человек, которых обвиняют в участии в «массовых беспорядках» 6 мая прошлого года. «РР» изучил, с чего начинались наиболее громкие акции протеста в других странах, как они перетекали в массовые беспорядки и как наказывали их участников

Фото: Сергей Карпов/ИТАР-ТАСС

Если вспомнить приговор уже осужденному по тому же делу на четыре с половиной года Максиму Лузянину, то перспективы у подсудимых не самые светлые. Большая их часть проходит по тем же статьям, что и Лузянин, который признал вину — а значит, срок ему хоть немного, но уменьшили. Максимально за участие в беспорядках можно получить восемь лет, а за их организацию — десять. Та же десятка грозит и за «насилие в отношении представителя власти», если это насилие было опасно для жизни.

С другой стороны, активные участники беспорядков на Манежной площади 2010 года, где также были столкновения с полицией, Владимир Кирпичников и Николай Двойняков получили три и два года соответственно, а еще двое обвиняемых, Виталий Васин и Григорий Бильченко, и вовсе отделались условными сроками.

Великобритания: штурм правящей партии

По сравнению с лондонскими студенческими протестами ноября — декабря 2010 года беспорядки на Болотной площади кажутся безобидным вегетарианским пикником. Волнения в Соединенном Королевстве начались после того, как парламент поднял плату за обучение в высших учебных заведениях с трех до шести, а «в исключительных случаях» — до девяти тысяч фунтов стерлингов в год.

В ответ студенческие профсоюзы вышли на митинг к Вестминстерскому дворцу. Разнообразные акции следовали одна за другой. Правящие консерваторы не отступали — студенты все больше ожесточались. Кульминацией стал штурм штаб-квартиры тори. Студенты, прорвав полицейское оцепление, ворвались в вестибюль здания, устроили там разгром, а после поднялись на крышу, где развернули транспаранты. Это примерно, как если бы в России захватили здание Госдумы.

Беспорядки не утихали еще несколько дней. Протестующие жгли костры, строили баррикады и дрались с полисменами. Все это очень напоминало парижский «красный май» 1968 года. И тем не менее, кроме нескольких десятков административных арестов, волнения закончились лишь двумя громкими уголовными делами.

Во-первых, почти к трем годам тюрьмы был приговорен Эдвард Вуллард, участник штурма штаб-квартиры Консервативной партии. Причем осужден он был не за проникновение в здание, а за то, что сбросил с его крыши огнетушитель и едва не зашиб двух «фараонов», что суд расценил как «покушение на убийство». Во время процесса Вуллард, несмотря на тяжесть обвинений, находился под подпиской о невыезде, а в заключении пробыл чуть больше половины срока.

Вторым осужденным стал Чарли Гилмор, сын гитариста Pink Floyd Дэвида Гилмора. Молодой человек сорвал британский флаг с лондонского Кенотафа, памятника погибшим в Первой мировой войне (фотокадр этого действия его и выдал), а до этого поучаствовал в нападении на автомобиль принца Чарльза, разбил витрину магазина и похитил ногу манекена. В июле 2011 года младший Гилмор был осужден на 16 месяцев тюрьмы, но уже в ноябре вышел на свободу под надзор полиции.

США: перейти Бруклинский мост

В сентябре 2011 года стартовала получившая известность во всем мире акция «Захвати Уолл-стрит», направленная против «капитализма и алчности корпораций». Начиналась она вполне мирно и даже заслужила одобрение Барака Обамы, который заявил, что «понимает чувства» протестующих.

Все изменилось, когда нью-йоркские активисты попробовали перейти Бруклинский мост. Полиция ответила предельно жестко, с минимального расстояния распылив газ прямо в глаза демонстрантам. Арестованы были свыше 700 человек, из которых двадцати впоследствии предъявили обвинение в хулиганстве. Осуждены в итоге были только восемь: семерых приговорили к общественным работам за неповиновение полиции, еще один, Марк Адамс, получил 45 дней лишения свободы за «покушение на хулиганство» и попытку кусачками перерезать замок на полицейском заграждении.

Фотографа Майкла Премо в суде оправдали по всем пунктам. Видеозапись задержания Премо полностью противоречила данным под присягой показаниям полицейских, утверждавших, что демонстрант напал на них. Нападения не было: напротив, это сотрудники NYPD пинали ногами упавшего фотографа. К слову, значительная часть обвинений в «Болотном деле» строится на показаниях бойцов ОМОНа.

Федеральный судья Джед Ракофф отдельно подчеркнул, что протестующих не уведомили о недопустимости перехода через Бруклинский мост. Между тем некоторые активисты с самого начала разбирательств утверждали, что полиция сознательно устроила провокацию: разрешила переход, а потом в самый последний момент его запретила, о  чем многие демонстранты знать просто не могли. После событий 6 мая в Москве активисты также обвиняли власти в том, что те изменили согласованный план митинга, частично перекрыв проход в сквер на Болотной площади.

Германия: «Химкинский лес» в Штутгарте

На юго-западе Германии, в земле Баден-Вюртемберг, поводом для конфликта стало строительство ультрасовременного вокзала, ради которого было решено вырубить любимый горожанами исторический Замковый парк. Взамен власти предлагали посадить новые деревья, но ни местных жителей, ни экологов этот вариант категорически не устроил. Неожиданно Штутгарт оказался в центре большой немецкой политики. Активистов поддержали Социал-демократическая и Зеленая партии.

К осени 2010 года, несмотря на общественный резонанс, решение о возведении вокзала было окончательно принято. В ответ защитники парка организовали митинг на месте предполагаемого строительства.

Веселая прогулка, на которую собирались целыми семьями, закончилась залпами полицейских водометов. Тех, кто устоял под водой, рассеяли слезоточивым газом и дубинками. Ранения получили, по разным подсчетам, от 100 до 400 человек. Одному из пожилых участников акции струей из водомета выбило глаза. «Если матери с детьми встают полиции поперек дороги, то их приходится убирать и с помощью физической силы», — подлил масла в огонь начальник местной полиции Хериберт Рех.

Оправдываясь, полиция уверяла, что протестующие якобы начали швырять в стражей порядка камни. Позже, однако, выяснилось, что это были всего лишь каштаны. Из-за большого числа пострадавших во время разгона митинга этот день окрестили «черным четвергом», а политики из разных лагерей поспешили осудить «неоправданную жестокость» правоохранительных органов. Озабоченность «ростом насилия» высказала в том числе канцлер Германии Ангела Меркель.

К суду в результате привлекли уже не демонстрантов, а полицейских. Четверых из них прокуратура Штутгарта обязала выплатить штрафы, еще один был приговорен к полутора годам условно за нанесение тяжких телесных повреждений.

Правда, все это не помогло остановить строительство нового вокзала. Не стало замораживать проект даже правительство зеленых, которое пришло к власти в регионе именно на волне протестов и возмущения действиями полиции.

Новости партнеров

Реклама