Жизнь в пело­тоне

Спорт
Москва, 13.06.2013
«Русский репортер» №23 (301)
97 побед и 193 призовых места за четыре сезона — команда «Катюша» возвращает отечественному велоспорту былую славу. Под руководст­­вом лучшего российского гонщика ХХ века Вячеслава Екимова и с благословения национальной федерации «Катюша» борется с гегемонией европейцев на главных гонках мира. Корреспондент «РР» побывала на веломногодневке «Джиро д'Италия» и выяснила, почему нашему спорту так важно, чтобы «Катюша» оставалась в профессиональном спорте, и какие препоны ставит на ее пути Международный союз велосипедистов

Фото: Tim De Waele/Corbis/Fotosa.ru

— Паш, у тебя радио работает?

— Нет, я вас не слышал.

— Тебе что-то надо?

— Водички!

Десять минут назад по рации на трех языках объявили: Павел Брутт ушел в отрыв, вместе с ним еще двадцать человек. При упоминании знакомой фамилии в машине техобслуживания «Катюши» оживись. Мы проносимся мимо основного пелотона. Никто, кроме техничек, не спешит догонять беглецов: лучший из отрыва проигрывает «розовой майке» — лидеру генеральной классификации — больше 15 минут. Говорят, эту розовую майку перед стартом «Джиро» освятил сам папа римский.

За рулем нашей «шкоды» спортивный директор команды Геннадий Михайлов, на заднем сиденье — механик Роман. Он собирался поспать, но Брутт нарушил его планы. Четвертое место в машине теперь занимает генеральный менеджер Вячеслав Екимов. Первая техничка, из которой он пересел и откуда был перенесен запасной велосипед Брутта, осталась обслуживать остальных гонщиков «Катюши».

— Сейчас будет покруче, а через два с половиной километра поположе. Потерпи, Паша, потерпи!

Гонщики из первой «пачки» один за другим начинают отваливаться. Не выдержал темпа и россиянин. Но, дыша через рот, Брутт продолжает покорять гору. Техничка теперь беспрепятственно едет рядом с ним, сидящие в машине подбадривают своего гонщика словом и водой — за происходящим внимательно следят судьи-мотоциклисты.

— Троффи остался без поддержки! — радио заговорило голосом немца Торстена Шмидта, следующего в первой машине техобслуживания.

— Паш, не гони! Надо помочь Трофимову, — командуют Брутту.

Гонщик следует указанию спортивного директора и начинает снижать темп. Я мысленно протестую: когда еще мне доведется мчаться со скоростью 80 км/ч по горному серпантину!.. Механик Роман торжествует: теперь он сможет хоть немного вздремнуть.

«Джиро д'Италия» — капитанский дебют Юрия (Троффи) Трофимова. Главная звезда «Катюши» Хоаким Родригес в этом сезоне до Италии не добрался: испанец готовится к другой престижной веломногодневке — «Тур де Франс». В сложившихся обстоятельствах задача-максимум — финиш Трофимова в топ-10 генеральной классификации.

— Мы понимаем, как сложно Юре оказаться в первой десятке. Если он это сделает, будет Юрием Гагариным! — говорит Екимов.

В итоге Трофимов Гагариным не стал, хотя был близок. «Джиро д'Италия» он закончит на 13-й позиции.

Дом на колесах

— Гоняться — это самое легкое, что вообще можно придумать в профессиональном велоспорте! — признается Екимов, а в моей памяти всплывает измученное лицо Брутта с открытым ртом. — Если не с физической точки зрения, то уж с психологической точно. Километраж, падения, тренировки со стороны кажутся чем-то запредельным. Но когда это становится твоим образом жизни, ты воспринимаешь все иначе: организм уже просто не знает, как жить по-другому. Отъездишь 4–5 часов гонки, а остальное время можешь посвятить себе. Насколько сам себя организуешь, настолько тебе будет легко. Тем более после гонки можно отдохнуть здесь, пока доедешь до гостиницы, — генменеджер показывает мне прекрасно оборудованный автобус российской команды. При необходимости в нем спокойно можно жить. Здесь есть и душ с туалетом, и кофемашина с холодильником, и даже мягкий диван.

— Хотя если ты Хоаким Родригес и собираешься выиграть «Тур де Франс», то стресс, конечно, большой. Но когда ты помощник Родригеса и знаешь, что должен отработать отсюда досюда, а дальше посочувствовать ему и пожелать удачи, то это совсем другой уровень стресса. При этом ты все равно получаешь хорошую зарплату и ведешь здоровый образ жизни.

После этих слов я окончательно прекращаю жалеть Брутта и начинаю сочувствовать Родригесу. Хотя, по мнению Екимова, механики, массажисты и менеджмент велокоманды заслуживают куда большего сочувствия.

Во дворе гостиницы сотрудники российской команды в синих спортивных костюмах — итальянцы, россияне, украинцы — моют машины и велосипеды. Часть гонщиков расположилась на веранде, кто-то уехал в магазин, остальные на массаже. Яркое солнце, ветерок… Сегодня на «Джиро д'Италия» выходной, один из двух за двадцать три дня.

Карточный домик

Обедать и ужинать у «Катюши» принято всем вместе, но за разными столами. У гонщиков особый рацион, остальная часть команды может позволить себе на ужин и пасту, и десерты, и мясные блюда — все сразу. Шеф-повара зовут Клаудио. Он итальянец, любит поговорить, его румяное лицо отлично смотрелось бы в рекламе макарон. «Катюша» возит Клаудио с собой на все главные гонки сезона. Готовит он действительно вкусно и производит впечатление абсолютного довольного жизнью человека. Как, впрочем, и большинство сотрудников «Катюши».

— Каждый человек сам по себе талант, гений. Он просто не понимает, какие в нем силы сидят, задатки. Это задача родителей — подталкивать ребенка в том направлении, которое по душе именно ему, а не им. Не надо из человека делать врача или юриста, когда он одаренный танцор или певец. Чем дальше он уйдет по чужой дороге, тем больше разочарований будет у него в жизни, — говорит Екимов и добавляет, что если каждый человек будет заниматься любимым делом, то мир станет намного прекраснее.

Максим Бельков празднует победу на 9-м этапе «Джиро д’Италии» из ­Сансеполькро  в Фиренце протяженностью 170 км rr2313_070.jpg Фото: Tim De Waele/Corbis/Fotosa.ru
Максим Бельков празднует победу на 9-м этапе «Джиро д’Италии» из ­Сансеполькро в Фиренце протяженностью 170 км
Фото: Tim De Waele/Corbis/Fotosa.ru

У Вячеслава Екимова внимательный и уверенный взгляд. Движения спокойные, неторопливые. Завершив спортивную карьеру более семи лет назад, он по-прежнему остается в прекрасной форме. В команде сказали: каждый день бегает. У него три олимпийские золотые медали и статус лучшего российского велогонщика в истории.

В «Катюшу» Екимов пришел в октябре прошлого года, а в декабре Международный союз велосипедистов (UCI) по этическим причинам отказал его команде в выдаче лицензии Мирового тура, поставив под сомнение будущее участие «Катюши» в главных многодневках сезона. Популяризация велосипедного спорта в такой большой стране, как Россия, их, видимо, не волнует.

— Нам предъявили три-четыре обвинения: допинговые скандалы, финансовые проблемы. Но все это рассыпалось в арбитражном суде как карточный домик. То есть оснований для лишения нас лицензии по большому счету не было, подобные претензии можно предъявить не только «Катюше». Отчасти я даже рад. Если бы я пришел на плывущий корабль, это выглядело бы так, будто мне дали порулить. А так я пришел — корабль идет на дно. Нам с Игорем Макаровым пришлось его поднимать. Для здоровья это, может, и вредно, но школу мы прошли очень полезную: увидели, who is who. Cейчас я знаю, на кого точно можно положиться, а с кем нужно просто договариваться. О мотивах, которыми руководствовался UCI, я могу только догадываться. Видимо, для кого-то этот проект оказался неудобен, — добавляет Екимов.

Команда «Катюша» появилась в 2008 году по воле глав компаний «Газпром», «Ростехнологии» и «Итера». Недавно к финансирующей национальную велокоманду тройке присоединилась «Роснефть». Компании объяснили свое решение необходимостью сделать велоспорт, один из самых медалеемких видов олимпийской программы, популярным в России. Сейчас он находится в плачевном состоянии, о чем свидетельствуют прежде всего результаты на главных турнирах. Чтобы изменить ситуацию, нужны яркие победы, а где их и взять, как не на самых популярных веломногодневках мира «Джиро д’Италия», «Вуэльта» и «Тур де Франс».

Инициатор и национальный модератор проекта — владелец газовой компании «Итера» Игорь Макаров, сам бывший член сборной СССР по велоспорту. Кроме того, он руководит Федерацией велосипедного спорта России и является членом UCI. Когда «Катюше» отказали в выдаче лицензии, итальянские журналисты предположили, что скандал разразился из-за предстоящих выборов президента Международного союза велосипедистов. Одним из претендентов на пост был экс-руководитель российской команды Андрей Чмиль, по мнению итальянцев, протеже Макарова. Но в итоге Чмиль объявил, что собирается выдвигать свою кандидатуру на выборах главы не UCI, а UEC — Европейского велосипедного союза (выборы эти он впоследствии проиграл).

Сусанин и поляки

— «Катюша» вместе с федерацией пытается создать систему: развивать детские школы, внутренний соревновательный календарь, расширить основу сборной страны. Наша задача не только добиться успеха в Про-туре, но и не забывать о самом главном — внутреннем развитии велоспорта. Чтобы к нам могли приходить российские гонщики, способные показать результат, — говорит Екимов.

О социальной направленности проекта свидетельствует и само название: только три команды Про-тура из девятнадцати, включая «Катюшу», не носят имени титульного спонсора. Кроме профессиональной велокоманды существует континентальная — «ИТЕРА-Катюша». В ее имени, правда, уже присутствует название компании Игоря Макарова, зато выступает там исключительно российская молодежь. Главная команда не может позволить себе такой национализм.

— Раньше система была простая: ты пришел, купил лицензию у Международного союза велосипедистов — и собирай в своей команде хоть обезьян с дерева! Сейчас так нельзя. Ты пришел, заплатил еще больше, чем раньше, и развиваешь тех, кого нужно. Конечно, мне было бы приятно работать исключительно с молодыми россиянами, пускай поначалу они ничего бы и не выигрывали. Но мы вынуждены приглашать 10–12 иностранцев, чтобы оставаться в системе Мирового тура, — сетует Екимов, которому в качестве генерального менеджера «Катюши» приходится решать и эти проблемы. Сейчас в составе команды 13 легионеров и 17 россиян. Но пару недель назад Денис Меньшов, двукратный чемпион «Вуэльты» и однократный «Джиро д'Италия», объявил о завершении карьеры. Он слишком долго восстанавливался после травмы колена. Так что россиян теперь осталось шестнадцать.

— Раньше все было просто: был профессиональный велоспорт со своей федерацией и любительский — со своей. Потом произошло объединение, после чего началась неразбериха. Когда путаница достигла глобальных размеров, приняли решение создать систему Про-тура UCI, чтобы выделить элитный профессиональный спорт из общей массы мирового велоспорта. Команды должны были покупать лицензии, дававшие им право выступать в Про-туре. Но вновь пошло недовольство, потому что в этот клуб, кроме 18 команд, которые купили лицензии на несколько лет, больше никто не мог попасть. Возмущались: а как быть девятнадцатой, двадцатой, двадцать первой команде, если по результатам они обходят всех? UCI решил в рамках Про-тура создать Мировой тур, для попадания в который нужна была не только лицензия, но и подтверждение класса, в том числе в виде рейтинговых очков, — Екимов разводит руками и признает, что ни одну элитную команду подобная ситуация не устраивает:

— Это то же самое, что купить автобус, но каждый год доказывать, что ты достоин на нем ездить. UCI сам понимает, что завел всех непонятно куда, как Сусанин поляков. И сам от этого страдает. Но, с одной стороны, им нужны деньги: спонсоров нет, живут они за счет поступлений от команд. А с другой — они пытаются сохранить принцип справедливости. Хотя, на мой взгляд, применительно к этой планете справедливости никогда не было, нет и не будет, — констатирует руководитель российской команды.

Таланты и поклонники

— Я только на ноги захотел встать, они сами подкосились, — говорит отцу по телефону Максим Бельков, российский гонщик «Катюши».

Ему двадцать восемь, и он верит, что справедливость на земле все-таки есть. Пару часов назад он выиграл девятый этап «Джиро д'Италия». Это первая его профессиональная победа, а вместе с ней восторг тысяч любителей велоспорта, стоявших вдоль всей трассы, подиум, шампанское, поздравления. Потом допинг-контроль и пресс-конференция под пристальным взглядом деревянного Иисуса Христа: под пресс-центр организаторам веломногодневки выделили здание католического колледжа.

В команде Максим обычно играет роль рабочей лошадки — помогает лидеру подняться как можно выше в генеральной классификации. Но девятый этап «Джиро» оказался для Белькова счастливым: он ушел в отрыв, и никто его не догнал. На итальянской веломногодневке россияне не побеждали с 2010 года.

Команда «Катюши» тщательно готовится к каждому этапу гонкии rr2313_071.jpg Фото: Gian Mattia D’Alberto/AP
Команда «Катюши» тщательно готовится к каждому этапу гонкии
Фото: Gian Mattia D’Alberto/AP

— Даже если тебе не везет, но ты продолжаешь выполнять свою работу, то все равно однажды настанет день, когда все исполнится, — убежден гонщик.

Мы едем на машине, до отеля порядка 300 километров. Бельков уже принял поздравления от всех родных и друзей, дал пару телефонных интервью и теперь наслаждался относительной тишиной. Говорит, пока не осознал, что произошло.

— Когда мне предложили перейти в «Катюшу», я даже не раздумывал. Было бы глупо не гоняться за родную страну! В российской команде своя, совершенно особая атмосфера — это действительно чувствуется, — признается на следующий день Максим. Он выглядит гораздо свежее, чем накануне, и даже, наверное, более счастливым.

Его первую победу можно назвать почти домашней: с 22 лет он живет рядом с Флоренцией, где финишировал девятый этап «Джиро». Неподалеку отсюда базируется и сама «Катюша». Поэтому почти все здесь, независимо от национальности, знают итальянский.

Международный союз велосипедистов завел всех непонятно куда, как Сусанин поляков. И сам от этого страдает. Согласно их логике: если я купил автобус, то должен каждый год доказывать, что достоин на нем ездить

— На самом деле я этот язык специально не учил. Начинал, бывало, зубрить слова, но дольше трех дней мои занятия не продолжались. В юниорском возрасте мы много тренировались в Италии и, естественно, запоминали какие-то выражения. Но сломать языковой барьер удалось только тогда, когда я перешел в итальянскую команду. Я был единственный русский, вокруг меня сплошь итальянцы. Хочешь не хочешь, но по слову будешь запоминать. Месяца три я пытался из себя что-то выдавить, а потом пошло само, — рассказывает Бельков, добавляя, что таким же образом подучил и английский, когда год выступал за голландскую команду Vacansoleil.

Но больше всего ему нравится говорить на родном языке, признается гонщик. В любой другой команде подобной роскоши себе позволить нельзя. Это не значит, что у иностранцев плохо, бывает по-разному. Но все равно не то.

— Я сюда пришел как домой. До этого был во французской команде, а французы, давно известно, еще те националисты. У них свой менталитет, своя культура, шутки. Там я чувствовал себя некомфортно. Здесь и гонщики более профессиональные — глядя на них, сам растешь. Много русских, друг друга понимаем с полуслова, никому ничего объяснять не надо. Как семья, — вторит коллеге Юрий Трофимов.

— Раньше каждый российский гонщик изо всех сил пытался пробиться в иностранную команду. Но везет не всем, из-за этого, — добавляет Бельков, — многие таланты потерялись. Но благодаря Общероссийскому проекту развития велоспорта теперь все гонщики отсматриваются, молодежь вывозится на международные соревнования — квалификация и мотивация спортсменов повышаются. Это действительно дало мощный толчок развитию российского велоспорта.

Так ли это, покажет время. За всю историю лишь трем россиянам удавалось выиграть генеральную квалификацию веломногодневок Гран-тура, победа на которых ценится даже больше, чем золотая олимпийская медаль. В XXI веке этого добивался только Денис Меньшов. С его уходом в российском велоспорте начнется следующий этап, который потребует появления новой суперзвезды. Не будь «Катюши», найти ее было бы гораздо сложнее. В 2012 году российский коллектив занял второе место в командном рейтинге Мирового тура — в немалой степени это заслуга и отечественных гонщиков.

В Италии вдоль трассы всегда собирается шумная толпа болельщиков. Зрители радостно приветствуют «Катюшу». Возможно, им просто нравится название, или они помнят об одноименном артиллерийском орудии времен Второй мировой войны. Но даже если и так, хочется надеяться, что этих причин вкупе с победами хватит, чтобы «Катюшу» полюбили и в России.

Новости партнеров

Реклама