Обрезание экономики

От редактора
Москва, 27.06.2013
«Русский репортер» №25 (303)

«Поскольку в плотской жизни я начальник, // В духовной полагается аскеза. // Я долго обрезался и обрезал // Почти что все…» — писал Алексей Улюкаев в вышедшем в прошлом году поэтическом сборнике «Чужое побережье». Но борьба с обрезанием духа была драматично прервана: в понедельник он был назначен совсем большим начальником — министром экономического развития. 

Этому предшествовала напряженная борьба за новый экономический курс, вернее, за то, как  стране не скатиться в депрессию. Начальники у нас умеют говорить сложно и, вероятно, обладают духовными богатствами, ну, или правильной «нищетой духа», тем не менее хотелось бы понимать, в чем заключается выбор.

И вот, казалось, на прошедшем в Питере экономическом форуме у нас появилась возможность услышать и увидеть открытый спор важных и влиятельных персон об экономической политике. Основные противники встретились лицом к лицу, включая тогда еще министра экономики Андрея Белоусова и тогда еще не министра Улюкаева.

Я еще со времен научной молодости люблю содержательные, критические и острые обсуждения. А тут еще и тема интересная: страна в пропасть медленно покатится или все-таки у нас есть шанс на рост? Но зрелище оказалось гадкое, похожее на дурное шоу или суд из зазеркалья. Для начала Герман Греф  назвал Улюкаева будущим министром экономики, добавив для приличия: «Если верить газетам». Все остальное было уже прикрытием аппаратной интриги по удалению Белоусова из правительства, а не спором равных оппонентов.

Тем не менее хотелось и аргументов, ну хотя бы для того, чтобы понять, какая именно будет экономическая политика при новом административном ветре. Узнал много нового. Оказывается, с обеспеченностью деньгами и кредитами в экономике у нас нормально и делать ничего не надо, поскольку Улюкаев сообщил, что ставки по кредитам «чуть ниже исторических». Я-то слышал другое: вопли представителей малого и среднего бизнеса, да и статистика открытая — реальные ставки кредитов (за вычетом инфляции) все время растут. Вообще, насыщенность деньгами и кредитами в российской экономике в два раза ниже, чем в развитых странах, многократно ниже, чем в Китае. Может, у министра есть другая статистика, но ссылочки он не дал.

Далее Улюкаев утверждал, что стимулировать экономику не надо, потому что у нас и так «полностью загружены мощности». Но и тут правительственная статистика утверждает, что в подавляющем большинстве отраслей загрузка меньше уровня 2007 года. Опять же, откуда иные данные?

По поводу неприятного для отечественного производителя избыточного укрепления рубля Улюкаев высказался в том духе, что сделать ничего нельзя и что курс соответствует внешним условиям.

Ну хорошо, в экономической политике ничего сделать нельзя. А где же можно? И тут министр решил помочь экономике советом — порекомендовал бизнесу снижать издержки. То есть, наверное, снижать зарплаты и сокращать штат. А правительство во время этого массового бедствия, видимо, поспит, как идеальный ночной сторож.

Нет, возможно, Алексей Улюкаев будет отличным министром и спасет страну от рецессии. Хотелось бы верить. Но что именно он будет делать, мы не знаем — он же внятно не сказал об этом ни тогда, ни в последующих интервью. Нашим либералам-реформаторам (как, впрочем, и нашим силовикам), похоже, не приходит в голову, что с людьми (в том числе с оппонентами) вообще можно разговаривать нормально, хотя бы без вранья. И это само по себе отвратительно.  

У партнеров

    «Русский репортер»
    №25 (303) 27 июня 2013
    Гражданское общество
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Реклама